Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Австралия с размахом встречает экономические трудности

В эпоху глобализации от глобальных кризисов нет спасения. Не получится укрыться от них и далёкой Австралии, гигантскому континенту, населённому 20 млн. человек, который удобно притаился в южной части Тихого океана. В конце прошлого года выяснилось, что на неё надвигается экономическая буря. Какие действия предприняло федеральное правительство, и как отреагировали на них местные жители?

Нужно признать, что к общемировым финансовым катаклизмам Австралия оказалась прекрасно подготовлена. Предыдущие 12 лет правления коалиционного правительства, сформированного из консервативных партий, были ознаменованы разгулом политического и экономического прагматизма. «Оздоровление» экономики производилось путём повального сокращения государственных дотаций, в первую очередь, расходов на образование, здравоохранение и социальные пособия. Все без исключения университеты были вынуждены закрыть «ненужные» факультеты (отделения Русского языка пострадали первыми), государственные больницы перестали делать «необязательные» операции (например, удаление аппендицита), а пособия по безработице иммигрантам стали платить не ранее, чем через два года после въезда в страну. Существенно сократились и иммиграционные квоты для беженцев, которых нещадно депортировали, а больным и престарелым отказывали в выдаче въездных виз из-за того, что они будут «обременять австралийских налогоплательщиков».

С приходом к власти лейбористского правительства в ноябре 2007 г., политический климат в стране стал быстро меняться. Внешняя политика Австралии была сформулирована, как трёхсложная, основывалась на стратегическом партнёрстве с США, активной роли в международных организациях (прежде всего в ООН), и тесном сотрудничество со странами Азиатско-Тихоокеанского региона. Австралийские войска были немедленно выведены из Ирака, а новое правительство начало активно выступать за создание единого политико-экономического союза в АТР по образцу Объединённой Европы. Экономическая политика Австралии была скорректирована по итогам Саммита большой двадцатки (G-20) и встречи стран АТЭС прошедших в 2008 г. Интересы простых людей с низким доходом оказались в центре внимания, а двери для новых иммигрантов широко открылись.
Одновременно с этим правительство стало готовить население страны к плохим новостям. Австралия, как экспортёр полезных ископаемых и энергоносителей, продолжала богатеть за счёт удачно складывавшейся рыночной конъюнктуры.

Основной опасностью в то время казалась лишь подрастающая инфляция да укрепляющийся Австралийский доллар, который грозил больно ударить по экспортным показателям. Резкое падение мировых цен на нефть в сентябре не осталось незамеченным. Вскоре цены на бензин и дизельное топливо на австралийских заправках подешевели на 50%.
Попытки Федерального резервного банка упредить инфляцию выразились в поднятии официальной учётной ставки до 4.5%, что, в свою очередь, потянуло за собой повышение ставки ипотечного кредита в коммерческих банках. Эта мера не остановила инвесторов, особенно тех, кто, получая субсидию от государства, покупал свой первый в жизни дом. За последний квартал прошлого года был отмечен 18% всплеск спроса на недвижимость. Лишь когда была опубликована сводная статистика за 2008 г., выяснилось, что диагноз был поставлен неверно. Инфляция оказалась негативной, уменьшившись за 12 месяцев на 5%. Стране стала угрожать дефляция, которая, из-за нехватки ликвидности, обещала вылиться в снижение объёмов производства и рост безработицы.

Как только над Пятым континентом стали сгущаться финансовые тучи, Канберра выделила на нужды малоимущих (студентов, пенсионеров, многодетных семей и безработных) первый пакет финансовой помощи в размере 10.8 млрд австралийских долларов. Таким образом, перед Рождественскими и новогодними праздниками, розничная торговля и сектор услуг оказались простимулированы искусственно повышенной покупательной способностью населения. Тем самым, австралийское правительство на деле приступило к осуществлению плана, предложенного на международных форумах G-20 и АТЭС и поддержанного Международным валютным фондом. Суть его сводилась к «накачиванию» национальных экономик деньгами, щедрому отпуску бюджетных средств на стратегические проекты и сдерживанию протекционистских настроений во внешней торговле. Другими словами, кризис обещал обернуться для австралийцев настоящим праздником.

Но расслабляться никто не спешил. В самом начале 2009 г. федеральный казначей г-н Уэйн Свон предупредил, что «предстоящий год для Австралии будет несравнимо тяжелее предыдущего». В 2008 г. кризис, действительно, не коснулся Австралии, потому что экономика Китая продолжала своё инерционное движение. Сигналы же поступающие из Азии сейчас не столь оптимистичны. Снижение темпов роста наблюдается не только в Китае. За один прошлый месяц объём японского экспорта также упал на 35%. Чем обернётся для региональной безопасности резкое замедление роста экономики в Азии? По мнению министра экономики г-на Линдсэй Таннера, австралийские производители наверняка потерпят убытки от резкого падения темпов роста азиатских соседей. Он считает, что Австралия, как один из главных торговых партнёров КНР, может потерять порядка 5 млрд. австралийских долларов за счёт снижающейся потребности этой страны в сырье.

В этих условиях лейбористскому правительству Кэвина Радда придётся столкнуться с выбором между долгосрочными проектами и краткосрочными мерами. Ведь действительно сложно принимать решение, когда требуется выбирать между развитием инфраструктуры и экстренными мерами, нацеленными на поддержку сотен тысяч уволенных с закрывающихся предприятий. Среди краткосрочных — начавшийся рост безработицы и нарастающий демографический перекос, который грозит вывести из строя всю систему социального обеспечения. Долгосрочными задачами являются вопросы международной политики, иммиграции и экономического планирования, которые положительно или отрицательно отразятся на значимости Австралии в регионе и мире. Здесь правительство должно учитывать динамику роста новых экономических супердержав в Евразии и сбалансированно подойти к решению краткосрочных и долгосрочных задач.

Австралийскому правительству придётся забыть о неожиданных пополнениях в бюджете и положительном торговом балансе, ставших уже привычными в последние годы. Экономике страны грозит рецессия, где рост ВВП снизится до 1%, бюджетный дефицит составит порядка $40 млрд., а безработица достигнет 7%. По предварительным подсчётам, только в этом году более 300 000 австралийцев могут остаться без работы. В январе 2009 г. тысячи людей, занятых в горнорудной промышленности, лишились работы. Международный концерн BHP Billiton, например, сократил 6 тыс. рабочих мест (из них 3400 в самой Австралии). Связано это было с падением биржевых цен на природные ископаемые, причём особо пострадали отделы, отвечавшие за никель и коксующийся уголь.

Один из шокированных этой новостью рабочих Би-Эйч-Пи так описывает произошедшее: «Сначала руководство компании созвало какое-то большое совещание, якобы по технике безопасности, а затем они объявили нам, что мы все уволены. Я только что вложил деньги в покупку дома, так что для меня теперь наступят трудные времена, я полагаю». В своём официальном обращении к сотрудникам, руководство Би-Эйч-Пи оправдывает это трудное решение своим стремлением укрепить конкурентоспособность флагмана австралийской экономики. Примечательно то, что ещё полгода назад горнорудная промышленность Австралии задыхалась от недостатка рабочих рук.

Теперь же, правительство Австралии продолжает проводить активные антикризисные действия у себя дома, обещая населению, что оно не будет сидеть сложа руки и наблюдать за тем, как люди теряют работу, жильё или пенсионные сбережения. Сейчас в очередь за государственной помощью выстроились профсоюзы и целые отрасли, терпящие серьёзные потери от финансового кризиса. Лейбористы согласились простимулировать экономику и на этот раз, полагая, что цена бездействия в этой сложной ситуации будет куда выше. Пытаясь избежать подобных катастроф в будущем, правительство уже приняло решение выделить 4 млрд. долларов для поддержания одной из самых важных отраслей индустрии в Австралии — строительной. Эта мера поможет сохранить десятки тысяч рабочих мест по всей стране. Причём лишь половина этой суммы будет взята из кармана налогоплательщиков. Остальные 2 млрд. будут предоставлены четырьмя крупнейшими банками, которые как никто другой заинтересованы в сохранении здорового климата в этой отрасли. Произойти это должно не позднее марта этого года.

Опасение вызывают участившиеся отказы иностранных банков продолжать свои инвестиционные проекты в Австралии. Как и в горнорудной промышленности, в последние недели эта отрасль также рассталась с тысячами своих служащих. Многие предприятия (такие, как центры телефонных услуг при банках) не закрываются, а переносятся за границу, где уровень зарплат значительно меньше. Банк St.George, например, переносит в Индию целый операционный отдел, отвечающий за ипотечные кредиты. Директор по национальной политике Профсоюза работников финансового сектора г-н Род Массон считает такие действия вредными. «Крупные и прибыльные организации такие, как банк St.George и их владелец Westpac, должны инвестировать в рабочие места в самой Австралии. Нам нужны квалифицированные специалисты здесь для того, чтобы по мере выхода из глобального кризиса, мы рассматривались бы, как серьёзная финансовая держава мирового значения».

Упредительные действия достигли кульминации на первом же заседании парламента в этом году (2 февраля), когда правительство огласило новый стимуляционный пакет размером в 42 млрд. австралийских долларов. Эта сумма сознательно приносится на кризисный алтарь из госбюджета. Из них 28.8 млрд. пойдут на ремонт и обустройство государственных школ и общежитий, повышение эффективности энергосистем, развитие инфраструктуры и поддержку бизнеса. Оставшиеся 12.7 млрд. долларов будут розданы малоимущим и людям со средним достатком. Это значит, что каждая австралийская семья получит в подарок по $950 долларов либо в виде наличных, либо в виде возвращения уже уплаченных налогов.

Что говорят обо всём этом австралийцы? Безусловно, среди населения популярность предпринимаемых антикризисных мер высока. Особенно радуются молодые и трудоустроенные люди, которых кризис не должен был коснуться вообще. Аналитик финансового гиганта CommSec г-н Крэйг Джемс считает, что падающие цены на бензин, повсеместные скидки на продукты и товары первой необходимости делают повседневные расходы умеренными: «Работающие молодые люди, которые относится к „поколению игрек" (Gen-Y) сейчас чешут в затылках и пытаются понять, каким же образом глобальный финансовый кризис может на них отразиться. Ведь если они не выплачивают ипотечный кредит и не вкладывали крупных сумм в фондовый рынок, и при этом имеют стабильный заработок, то похоже, что ничего серьёзного они и не почувствуют. Для них жизнь прекрасна».

Менее оптимистичны люди в возрасте после 40 лет, особенно, если они недавно потеряли работу. Скользить по волнам кризиса, как это делает работающая молодёжь, у них, скорее всего, не получится. Однако за те полтора десятилетия, пока консерваторы закручивали экономические гайки, многие из этого поколения уже привыкли жить скромно и по средствам. Один из австралийских блогеров так описывает свою ситуацию: «Я вышел на пенсию в возрасте 45 лет, но и сейчас не испытываю никаких проблем из-за финансового кризиса. Я живу на природе в скромном доме с хорошей мебелью, выращиваю овощи, развожу цыплят и варю собственное пиво. Я живу на 300 долларов в неделю. Мне не нужны последние модели плазменных экранов, машин или яхт».

Вот кто совсем не поддерживает расходные планы правительства, так это члены теневого кабинета. По их мнению, 42-х миллиардный пакет антикризисных мер лейбористов — это пустая трата бюджетных денег. Оппозиция, в свою очередь, предлагает понизить на эту же сумму налоги, считая, что только эта мера реально позволит стимулировать производство. Однако, директор Центра банков и финансирования Австралийской школы бизнеса при Университете штата Новый Южный Уэльс, профессор Нил Стаугтон полагает, что ни меры предложенные правительством, ни контраргументы оппозиции не способны спасти Австралию от надвигающегося на неё финансового цунами: «Австралия страшно подвержена воздействию внешних экономических сил намного больше, чем Соединённые Штаты. Поэтому если там внутриэкономическое стимулирование возможно и укрепит потребительский спрос, то в ситуации с Австралией нам приходится надеяться лишь на восстановление спроса в других странах, таких как Китай, Япония и США».

Не нужно, однако, забывать, что за двадцать лет правления лейбористов в Австралии 1970-1980-х, средний класс в стране стал самой многочисленной социальной группой. Сменившие их консерваторы двенадцать лет железной рукой наводили порядок в экономике, опираясь на этот самый средний класс, как на главный двигатель экономического роста. В начале 2000-х гг. правительство Джона Ховарда сделало всё возможное, чтобы уменьшить внешний долг и увеличить экспортные показатели.
Единственное, что подвело престарелых технократов — это полное отсутствие масштабных и дальновидных проектов. Вернувшие себе место в правительстве молодые лейбористы хорошо учли этот урок и, как в этом можно убедиться уже сейчас, предпочитают отвечать на трудности масштабно и с размахом.

Защищая перед парламентом новый пакет предложенных экономических мер, премьер-министр Кэвин Радд снова говорил о необходимости мыслить с далёким прицелом и действовать решительно. По его словам, настоящие руководители должны идти навстречу трудностям, упреждая их негативные последствия. На вопрос, может ли он гарантировать, что усилия правительства выведут Австралию из кризиса невредимой, премьер ответил: «Такой гарантии я дать не могу. Но могу гарантировать, что все доступные правительству ресурсы будут приведены в действие». Насколько правильной является стратегия забрасывания кризиса деньгами, и не получится ли австралийский пир во время глобальной чумы досадной ошибкой, мы узнаем уже в ближайшие месяцы.
www.leonidpetrov.com


Ваш комментарий