Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Стекло

Рассказ врача скорой помощи из Сибири А.Дерюшева

Уже с утра как-то все не заладилось... Что бы отвлечься от всех бумажных проблем я решил применить старый проверенный способ борьбы со своей депрессией - поехал на вызовы. Сначала были обычные вызовы с хроническими больными - гипертониками и астматиками, а потом появилось что-то интересное...

Рация прохрипела: «Примите вызов - в школе № 2 девочка порезала вены». Это было необычно, на моей памяти в школу с таким поводом нас ещё не вызывали.

Она стояла у окна школьной столовой, которое только что выбила, жалкая, испуганная, с окровавленными руками. Мы остановились на краю школьного двора, и к ней я пошёл. Девочка насторожилась и закричала. Крик относился не ко мне, а к подъехавшим милиционерам:

- Я с ментами не поеду, они бить меня будут... Я не нужна никому...
Я подошёл ещё ближе и предложил:
- Давай хоть руки перевяжу, а то кровь вон течет...
Заметив, что милиционеры продолжают её окружать, девочка кинулась к углу здания, где столкнулась с ребятишками из 3 класса, которые возвращались с урока физкультуры, волоча за собой лыжи. Дальше все произошло на удивление быстро. Девочка схватила первого мальчишку за плечи и приставила к его шее осколок стекла, который все это время держала в руке.
- Лучше не подходите, а то я его счас порежу, мне все равно!
По школьному двору потекли томительные секунды паузы - такого поворота не ожидал никто! В наступившей тишине были слышны только всхлипывания мальчишки.
- Тетенька, отпустите меня. Пожалуйста!!! Я ни в чем не виноват...
- Как её зовут-то? - я пытался собраться и придумать, что делать дальше. За 17 лет работы на «скорой» мне ещё не приходилось иметь дела с заложниками.
- Сашка, - сказал один из педагогов,- она пришла узнать про успехи своей сестры, а потом поскандалила и устроила все это. А ведь она тоже наша ученица, бывшая....
Я повернулся к ближайшему милиционеру и тихо сказал:
- Пойду я сам поговорю. Вас она все равно не подпустит, а делать что-то надо.
- Снайпера надо...

Да, времени у меня немного...вот только как её сейчас в таком состоянии уговоришь - она же никому не верит... Разве что белый халат как обычно выручит.
От оцепления до «террористки» было шагов 40. Девочка, увидев, как я не торопясь иду к ней, как-то неуверенно крикнула:
- Не подходите, а то я его... Да заткнись ты, щенок! - эти слова были уже обращены к мальчишке, который совсем разревелся.
Остановившись шагах в пяти, я сунул руки в карманы халата - погреть. Попытался поймать её взгляд и насколько смог, с будничной интонацией, спросил:
- Сань, ты не замёрзла? А меня вот что-то продуло тут...
- Ты кто такой? - Саша удивлённо посмотрела на меня. - Я с ментами все равно не пойду!...
- Конечно, не пойдёшь! Я тебя им не отдам, поедешь со мной в больницу, это я тебе обещаю, а там видно будет.
- Ты тоже врёшь, как все! - послышались истерические нотки, и это было тревожно...
- Я, Саша, единственный человек здесь, который хочет тебе помочь... Могу, конечно, уйти, но тогда с тобой только милиция останется, а ты их, как я посмотрю, недолюбливаешь.
Саша, в замешательстве замолчала, мальчишка зашевелился, почувствовав видимо ослабление захвата. Это только усугубило ситуацию. Саша сильней придавила мальчика, и словно очнувшись, закричала:
- Не верю я никому и тебе не верю, а ты, - обратилась она к ребёнку, - лучше заткнись, а то голову отрежу...
Стараясь не изменять интонацию, я тем же буднично-равнодушным голосом продолжал начатую тему:
- Сань, ты отдай мне пацана, а я помогу тебе выпутаться, зачем тебе ещё эти проблемы, ты и так тут наколбасила много...
- Закурить дай!
- Принесу сейчас, - сказал я, повернулся и также неторопливо вернулся к милиционерам.
- Сигарету дайте, я постараюсь все устроить. Пока ничего не делайте!

Уже с сигаретой я вернулся к злополучному углу школы. На снегу виднелись капли крови, которая продолжала сочиться из ран на её предплечьях.
- Кури, - я подал ей сигарету, при этом подошёл вплотную. Мысль заработала очень отчётливо - если сейчас ударить её, то сбить с ног очень легко, но при этом велик шанс, что падая, она, даже случайно, может задеть стеклом ребёнка. Худенькая шейка мальчика в опасной близости от стекла выглядела как-то особенно беззащитно... Нет, здесь надо по-другому. Надо заболтать её дальше. В свой язык я всегда верил больше, чем в мышцы.
- Саша, так моё предложение все ещё в силе - я подгоню «скорую» прямо сюда, а милицию не пущу!
- Так они тебя и послушали! - неуверенно ответила Саша.
- Меня - послушают, они меня хорошо знают, но и ты послушайся - отдай мне парнишку, а то он вон замёрз совсем.
Словно в подтверждении моих слов мальчик всхлипнул и опять захныкал.
- А с нами точно никто не поедет?
- В моей «скорой» ездят только те, кому я разрешаю, - соврал я и махнул рукой водителю. Пока машина подъезжала и разворачивалась, я протянул руку:
- Ну, давай, отпусти его! - я напрягся, вот сейчас будет самое главное, если она заупрямится, то больше сделать я уже ничего не смогу.

Рука девушки дрогнула и медленно отпустила шею мальчишки, я толкнул его за себя, где он сразу попал в объятья школьного фельдшера. Через минуту Саша уже сидела в салоне «Скорой помощи» и смотрела, как мы с фельдшером перевязываем её порезанные руки. Сначала левую, потом правую. Стекло она по-прежнему держала в руке, потому что милиционеры, увидев развязку, подошли к машине совсем близко. После переговоров мне все же удалось убедить девушку отдать стекло.

В больнице нас ждали, я, как и обещал, провёл юную террористку в приёмное отделение и передал дежурному хирургу.
Возвращаясь к себе на «Скорую», в фойе больницы, я заметил «людей в штатском». Они курили и заинтересованно поглядывали в сторону перевязочной...
Что там будет на следующем вызове?


2 comments