Russian newspaper in Australia
Russian Weekly Newspaper in Australia since 1950

Австралийские супер-мамы

Мамы, они такие — и родят, и накормят, и вырастят. Когда речь идёт о материнстве в мире животных, мы привыкли считать, что все происходит согласно заложенным природой инстинктам, и мудрость природы и матери (матери-природы!) удивляет, радует, а иногда очень печалит.

Впрочем, судите сами…
Один из самых поразительных ритуалов материнства — у самки осьминога octopus tetricus, известного также как gloomy octopus или обычный сиднейский осьминог (common Sydney octopus). После оплодотворения, самка откладывает тысячи яиц, свисающих звеньями с крыш выбранной ею подводной пещеры. Следующие несколько месяцев самка осьминога проведёт в неусыпной, неустанной, непрерывной заботе о потомстве — по замыслу природы не предполагающей даже перерыва на еду. Как только осьминожное потомство появляется из яиц, их мать умирает. Трагедия в людском понимании, но в мире животных, наверное, так надо…

Не менее жертвенной можно назвать процедуру вынашивания потомства, существовавшую в роду реобатрахусов (Rheobatrachus), заботливых лягушек.
Лягушки, водившиеся когда-то исключительно в Австралии, исчезли с лица земли с 1980-х годов. В настоящее время в Университете Южного Уэльса, в рамках проекта Lazarus, (в честь библейского Лазаря из Вифании, воскрешенного через четыре дня после смерти), ведутся работы по возрождению заботливых лягушек. Их уникальность заключалась в вынашивании детёнышей в желудке. По окончании процесса развития лягушат в желудке матери, она их просто отрыгивала, а во время вынашивания потомства, длящегося приблизительно шесть недель, самка не принимала пищу. Заботливые лягушки просто необходимы миру как неотъемлемая часть уникальной австралийской природы, однако пока проект Lazarus (заключающийся в пересадке ядра замороженных соматических клеток реобатрахусов в яйцеклетку лягушки близкого вида) не продвинулся дальше одной из стадий развития зародышей. Полагают, что проблема заключается в технике эксперимента, но мы будем надеяться на успех и для этих мамочек.

Не совсем австралийские, но близкие духовно и географически, императорские пингвины тоже готовы на совершение подвигов ради детей. Самка императорского пингвина оставляет кладку яиц на отцовское попечение, а сама отправляется к океану на поиски пищи. Пешком, долгие 80 километров до океана во время антарктической зимы — это вам не гнезда сторожить (хотя тоже важно). После океанской охоты самка возвращается обратно, чтобы впоследствии отрыгнуть сделанный запас пищи родящемуся потомству. И никто не жалуется…

А вот у мамы прекрасного расписного малюра (superb fairy-wren) не забалуешь! Кормление осуществляется только по предъявлению пароля — птенцы должны выразить своё желание поесть исполнением птичьих напевов, которым мать обучила их ещё со времён нахождения в яичной стадии. Нет песни-пароля, нет еды. Это делается, по замыслу, напомним, жестокой природы, для того, чтобы не кормить чужих птенцов, которые подбрасывают в гнезда нерадивые родители, например, кукушки. Если птенцы малюра по какой-то причине не могут воспроизвести пароль, мать их покидает и заводит новое гнездо. Опять, это кажется не очень справедливым по отношению к птенцам, но мы мало что можем изменить, за исключением тех случаев, когда люди находят покинутых птенцов и самостоятельно, или с помощью квалифицированных волонтёров и специалистов, выкармливают целый выводок прекрасных расписных малюров, помогая материнству! Главное — создать правильное гнездо.

И в деле изготовления гнёзд для высиживания птенцов одной из наиболее изобретательных и, наверное, любящей роскошь и комфорт, является самка желтолицего медососа (yellow -faced honeyeater). Травинки и листочки для строительства — это хорошо, но ничего так не прибавляет комфорта птичьему дому, как клочок густого меха, выдранного со спины коалы! И птенцы, конечно, не простудятся.

Коалы, между прочим, тоже удивительные мамы. Асоциальные животные по природе, самую крепкую связь самки коал устанавливают со своими детьми, которые 6–7 месяцев сначала живут в сумке матери, питаясь молоком, а затем ещё полгода путешествуют по эвкалиптовым зарослям на спине матери. Листья эвкалипта, составляющие основное меню коал, ядовиты для малышей. В 30-недельном возрасте детеныши коал начинают поедать полужидкие экскременты матери, состоящие из своеобразной кашицы из полупереваренных листьев эвкалипта, — таким путём в пищеварительный тракт молодых коал попадают необходимые микроорганизмы. Эту кашицу мать выделяет примерно в течение месяца. В возрасте около года коалы готовы к самостоятельной жизни, а мать счастлива (наверное, думая — наконец-то!) остаться в одиночестве. Возможно, опять что-то не так с точки зрения человеческой жизни, но материнство остаётся прекрасным в его разнообразии!

Особый метод воспитания используют животные социальные, которые в отличие от коал, предпочитающие сплачиваться в группы. Например, сорочьи Флейтовые птицы (Cracticus nigrogularis), известные в австралийских дворах просто как птицы-мясники, butcherbirds (по методам обращения с пойманными для пищи мелкими ящерицами и крупными насекомыми). Методы коллективного воспитания, когда гнездо могут делить несколько семей, здорово помогает в материнстве. Самки Butcherbirds высиживают и своих и чужих птенцов. Известны эти птицы ещё и тем, что легко приучаются к человеку и начинают брать пищу с рук. «Моя» butcherbird регулярно прилетает и сидит, волнуется на заборе, если в условленном месте по какой-то причине нет фарша или кусочка мяса. Этих птиц недаром зовут флейтовыми, слушать их благодарное пение — одно удовольствие.

А всем мамам в День матери желаю зарядиться положительными эмоциями и дома, и от окружающей нас природы!

Алла ПАВЛЕНКО


Your comments