Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Австралийцы на острове Тимор – партизанская война в горах

В ноябре 1940 г. в Австралию прибыла британская военная миссия, чтобы запустить в работу процесс их подготовки подразделений коммандос для диверсионных операций на занятых противником территориях. Бойцов-коммандос для таких подразделений начали отбирать из числа добровольцев, которые должны были быть физически крепкими и инициативными парнями с образовательным уровнем выше среднего. Их готовили к ответственности, выходящей далеко за пределы стандартной для их воинского звания, и умению действовать совершенно самостоятельно в самых трудных ситуациях.

Вторжение японцев на Тимор

До войны остров Тимор, вытянувшийся на 300 миль от северо-западного угла Австралии на восток, был разделен между двумя колониальными державами. Западная часть Тимора была частью голландской Ост-Индии со столицей в городе Купанг/Koepang. Восточная часть, со столицей в городе Дили/Dili, была португальской колонией. Португалия в то время отказывалась сотрудничать с союзниками и, поскольку остров представлял для Японии стратегический интерес, опасаясь возможной активности японцев в этом районе, 12 декабря 1941 г. Австралия послала на Тимор Батальон 2/40 с подразделениями поддержки из Отдельной Роты 2/2 и бомбардировщики Lockheed Hudson 2-й Эскадрильи RAAF. Эти части должны были укрепить голландский гарнизон острова, базирующийся в окрестностях Купанга. Хотя правивший в то время Португалией Антониу Салазар заявил протест союзным правительствам, у колониальных португальских властей было получено разрешение на размещение большей части военнослужащих Роты 2/2 близ города Дили. Австралийская боевая групп получила кодовое название Sparrow Force.   

Тем временем было достигнуто соглашение между португальским и британским правительствами о выводе войск союзников из португальской части Тимора в обмен на отправку войск из метрополии на смену голландцам и австралийцам. 28 января португальские войска отплыли из Мозамбика в направлении Тимора, но японцы помешали их высадке и вынудили повернуть назад…

19-20 февраля 1942 г. японцы вторглись на Тимор, высадившись на северном берегу португальской части острова и на южном берегу его голландской части. Австралийцы оказали противнику упорное сопротивление, защищая Купанг, но вскоре их запасы продовольствия и боеприпасов подошли к концу. Основная часть австралийских военнослужащих вместе с ранеными капитулировала 23 февраля. Бóльшая часть тех, кто выжил в этих боях и сдался в плен, погибли в японских лагерях для военнопленных от болезней и истощения. В районе города Дили Рота 2/2, которой командовал майор Спенс (Spence), и небольшое количество голландцев получили приказ удерживать оборону в боях против численно превосходящей их и хорошо вооруженной боевой группы японцев. Австралийцы и голландцы были вынуждены отступить в горы. К концу февраля японцы контролировали большую часть голландской части Тимора и район, прилегающий к Дили.

К марту 1942 г. около 200 уцелевших на первой стадии боев австралийцев перешли к партизанской борьбе, все больше теряя силы от недоедания, истощения и тропических болезней. Ими командовал бригадир Вил (Veale). В этой части острова также находилось около 150 голландцев. Единственным скудным поставщиком провизии для партизан были местные жители. В боях австралийцы лишились своего единственного радиопередатчика – они не могли поддерживать связь с Австралией, и уже вскоре их занесли в списки погибших или пропавших без вести.

Австралийцам помогали знавшие местные условия португальцы, сосланные в далекую колонию за революционную деятельность и прозванные австралийцами Интернациональной Бригадой. Небольшая группа этих людей, которыми руководил человек по имени Pedro Guerre, сумела похитить в Дили радиостанцию, ранее принадлежавшую авиакомпании Qantas Empire Airways, и доставить ее в лагерь австралийцам. Детали этой радиостанции весьма им пригодились… Австралийцам помогала и португальская администрация острова: благодаря передаваемой ее служащими по телефону информации, они были в курсе перемещений японских войск.

В одну из ночей в середине апреля 1942 г., через два месяца после того, как Sparrow Force, как считалось, прекратила свое существование, австралийские связисты получили приказ ловить радиосигналы, предположительно посылаемые австралийцами с Тимора. После того, как они ответили на множество персональных вопросов, их сумели идентифицировать как остатки Отдельной Роты 2/2. Их сигналы передавались с помощью радио, собранного из разных обломков и подсоединенного к старенькому автомобильному аккумулятору. Штабу стало ясно, что необходимо как можно быстрее переправить нашим надежную радиостанцию. Уже в начале мая сражающиеся на Тиморе австралийцы начали получать грузы, сбрасываемые с самолетов – они больше не были в полной изоляции.

22 мая карательный отряд японцев, продвигавшийся в направлении района Ремехио/Remexio, попал в засаду: в этом бою австралийцы и интербригадовцы убили 4 или 5 японцев.  Уже вскоре в подобной ситуации отряд австралийцев под командованием капитана Эйткенса (Aitkens) уничтожил около 25 японцев. В этом бою был убит Сингапурский Тигр – майор японской армии, эксперт по военным действиям в джунглях, специально присланный на Тимор. Он вел свой отряд, восседая на белом коне в мундире, украшенном многочисленными боевыми наградами, и стал легкой мишенью для партизан… 24 мая самолет Catalina/Каталина эвакуировал с острова бригадира Вила, командира голландцев полковника Ван Стратена и семерых раненых и заболевших солдат. Майор Спенс был повышен в звании до подполковника и возглавил партизанские силы на Тиморе. 27 мая австралийский катер Kuru доставил партизанам грузы общим весом 5-6 тонн, позднее осуществив еще несколько подобных рейсов. С миссией по доставке грузов и эвакуации раненых и больных на Тимор также несколько раз приходил австралийский корабль Vigilant. 

В июле 1942 г. японцы приступили к реализации своих планов. В Дили прибыли подкрепления. Австралийцы также заметили, что поведение некоторых тиморцев по отношению к ним не только враждебным, но и угрожающим. 9 августа японцы приступили к бомбардировке деревень, которые австралийцы использовали как свои базы. Одновременно с этим 1500-2000 японцев начали продвижение в глубь острова с намерением покончить с партизанами. Австралийцы отступали, при этом им приходилось сталкиваться с тиморцами из западной части острова, - японцы использовали их как живой щит. Приходя в разбомбленные японцами деревни, западные тиморцы настраивали своих соплеменников против европейцев и убеждали их в том, что австралийцам и голландцам пришел конец и нет смысла поддерживать побежденных… Положение партизан становилось отчаянным: их оттеснили за Астабе/Astabe и вынудили уйти из района городка Маубисс/Maubisse. Однако в ночь с 18 на 19 августа японцы выпустили в небо зеленые осветительные ракеты и отступили…

12 августа штаб командующего австралийскими вооруженными силами Блэйми в Брисбене сообщил генерал-майору Стивену (Steven), командующему военными силами австралийцев в штате Северная Территория, где осуществляла патрулирование Отдельная Рота 2/4, что рассматривается вопрос об отправке небольшой боевой группы на Тимор, чтобы ослабить давление на сражающихся партизан.

Проблемы с коренными жителями продолжали обостряться. Начались столкновения между тиморцами и португальскими войсками, впрочем, кровь лилась и в столкновениях между соперничающими группами коренных жителей. В конце августа тиморцы восстали в городке Маубисс против португальских властей и убили колониального администратора. В ответ отряды португальских полицейских и солдат выдвинулись в горы, чтобы восстановить спокойствие и порядок, предварительно договорившись с австралийцами о невмешательстве с их стороны. 27 августа банда из примерно 200 тиморцев, вооруженных ножами, копьями, мачете, луками и стрелами отправилась из района Айнару/Ainaro в Маубисс, чтобы присоединиться к охоте за бунтовщиками. Австралийцы почувствовали, что, в конечном итоге, этот хаос усугубит их положение. В сентябре стало ясно, что японцы всячески подогревают анархию в восточной части Тимора…

В сентябре японцы возобновили продвижение вглубь острова. 12 сентября от португальцев пришло сообщение о том, что крупный отряд японцев и западных тиморцев пересек границу, продвигаясь в сторону Дили через города Хату-Лиа/Hatu-Lia и Эрмера/Ermera. 10-20 сентября японцы высадили десант в районе городка Манатута, который разделился на две группы: она начала продвижение на юг, другая в направлении Дили.  21 сентября отряд из 400 японцев и большого количества тиморцев вошел в Айлеу и на следующий день достиг города Маубисс. Хотя на пути к Айнару три японских отряда попали в засаду, уже на следующий день японцы заняли этот городок.

Высадка коммандос на Тиморе

12 сентября 1942 г. австралийский флот высадил небольшую группу военнослужащих на Тиморе в условленном месте, вслед за ними группой к берегу подошли несколько небольших судов, с которых сгрузили боеприпасы, оружие, медикаменты, продовольствие, одежду и радиостанцию. Эти суда эвакуировали больных и раненых. 

С захватом японцами Новой Британии штабу союзных сил в Австралии стало жизненно необходимо знать о перемещениях сил японцев на Тиморе. В связи с этим было принято решение высадить на Тиморе Роту коммандос 2/4.

Высадившаяся на Тиморе рота коммандос быстро ушла вглубь острова и соединилась с остатками Роты 2/2. Теперь объединенный отряд насчитывал 500 человек, которым удалось уже в скором времени провести несколько успешных рейдов и засад, нанеся японцам ощутимые потери. Австралийцы установили два наблюдательных поста, с которых хорошо просматривался город Дили. В расположенный в Австралии штаб союзников (General Headquarters South West Pacific Area - GHQ SWPA) начала поступать информация о прибытии вражеских конвоев, о количестве судов и кораблей, численности прибывающих войск и количестве техники, размещении на острове подразделений японской армии. Эти данные позволили генералу Макартуру выделить несколько бомбардировочных эскадрилий RAAF для нанесения ударов по целям, обозначенным коммандос.

Вспоминает военнослужащий Роты 2/4 Ралф Койн:

Мы шли колонной по одному от побережья в полной темноте. Хранилось полное молчание. Около 14.00 по колонне прошло сообщение, что мы наткнулись на заброшенный лагерь, где, как выяснилось, раньше находились португальские казармы Ата Уду/Hata Udu. Наш взводный лейтенант решил послать радиограмму в штаб, так что я распаковал передатчик, перенес его в расположенную рядом хижину местных жителей и подготовил к работе (размером он был с большую буханку хлеба). Достал антенну, вступил в контакт со штабом. Через несколько минут я услышал звук мотора японского истребителя где-то неподалеку. Еще через несколько секунд до меня донесся треск пулеметной очереди, которая прострочила прямую линию через пол хижины и деревянный стол, едва не зацепив передатчик. Я закончил радиопередачу после того, как истребитель улетел… Сразу после этого взвод двинулся дальше на запад в направлении городка Айнару, расположенного у подножия высоких гор. Там была маленькая, простенькая церковушка, где нам рассказали, что два португальских священника – отцы Роберто и Перес, были убиты японцами за то, что передавали информацию австралийцам. Одного из них облили бензином и сожгли прямо на алтаре…

Тем временем, 27 сентября 1942 г., около 2000 японцев направились из Дили в Айлеу, далее продолжив марш в сторону городка Маубисс. Впереди них следовали группы разведчиков, состоявших из местных коллаборационистов. Тем не менее, австралийцам из состава Роты 2/4 удалось подстеречь японцев в засаде и нанести им тяжелые потери. Однако японцы были обстрелянными бойцами, и им удалось обойти оборонявшихся с флангов, вынудив австралийцев отступить к городку Саме (Самау) / Same. В восточной части острова отряд из состава Роты 2/2 под командованием лейтенанта Доига (Doig) вместе с группой голландцев занял позиции в районе городка Оссу/Ossu, держа под контролем дорогу из городка Баукау/Baucau в Беассу(?)/Beasso.   

Для октября 1942 г. были характерны ожесточенные бои между австралийскими и японскими патрулями. Одновременно с этим, под явным влиянием японцев, усилилось брожение среди местных жителей. Японцы искусно использовали местных, натравливая на австралийцев группы из 50-60 тиморцев, которые поддерживали с тыла. Австралийцы сообщали о стычках с подобного рода бандами чуть ли не каждый день – при этом погибало 20-30 местных и иногда 1-2 японца. Японцы не только подзуживали местных против австралийцев, они также старались избавиться от административного контроля со стороны португальцев. С мая по октябрь 1942 г. было убито не менее 26 португальцев. В Айлеу японцам удалось спровоцировать атаку местных на резиденцию главы администрации района, в ноябре глава района и его секретарь были убиты в городке Манатуто, а вскоре глава района был убит и в Фуибру/Fuibro. Тем не менее, японцы выдвинули идею «нейтральной зоны» и приказали всем португальским гражданам собраться в ее пределах к западу от Дили до 15 ноября. После этого, указывали оккупанты, все португальцы будут находиться под защитой Японии, а оставшиеся за пределами этой зоны будут рассматриваться как активные помощники австралийских коммандос.

1 ноября было получено разрешение на выдачу оружия местным жителям для ведения боевых действий против японцев и коллаборационистов.  К этому времени военнослужащие Роты 2/2 были на грани истощения после 9 месяцев боев и лишений. 24 ноября штаб австралийцев приказал эвакуировать остатки этой роты и 150 португальцев… На территории португальской колонии находилось около 500 португальских женщин и детей, и, как сообщал в штаб новый командир австралийцев Коллинэн, около 300 из них хотели эвакуироваться.

Коллинэн стал командующим силами австралийцев на острове, Начиная с 11 ноября 1942 г., Спенс возвращался в Австралию. К этому времени японцы начали активно осваивать восточную часть острова, строя взлетные полосы и размещая базы снабжения в сельской местности. Район городка Маубисс стал центром боевых действий против австралийцев. Японцы также продвигались вдоль южного побережья острова на восток, сосредотачиваясь в районе Ата Уду. 27 ноября Коллинэн получил приказ эвакуировать 190 голландцев, которые сражались вместе с австралийцами с момента японского вторжения. На смену им предполагалось послать небольшой отряд голландских военнослужащих. В итоге, операция по доставке подкрепления и эвакуации части солдат Роты 2/2, 24-х португальцев, голландских бойцов, больных и раненых солдат была успешно осуществлена голландским эсминцем Tjerk Hiddes 11-15 декабря.  

После эвакуации остатков Роты 2/2 и основной части голландцев японцы и прояпонски настроенные тиморцы активизировали боевые действия против австралийцев. Ни дня не проходило без стычек с противником. Давление со стороны продвигавшихся с запада японцев вынуждало тиморцев уходить на восток, что приводило к нехватке продовольствия в контролируемых австралийцами районах. Анархия и беззаконие достигли такого уровня, что местные жители стали бояться покидать свои деревни, что негативно сказалось на поступлении необходимой информации [о перемещениях японцев].

Тем временем австралийское командование стало проявлять все бóльшую озабоченность судьбой своих коммандос, которые в ноябре 1942 г. получили новое название – Lancer Force. Началось изучение вопроса о стратегической важности Тимора для Австралии. Рассмотрение вопроса о возможности захвата Тимора силами союзников показало полную невозможность такой операции.

Планируя снабжение коммандос, союзное командование ожидало, что они будут питаться «подножным кормом» и не имело представления о том, что местные фермеры едва справляются с тем, чтобы накормить самих себя и предоставление кому-либо излишков находится за пределами их возможностей. Ситуация еще более осложнялась тем, что японцы наложили беспощадный продовольственный налог на местных жителей. Они платили за продукты специально напечатанными банкнотами, которые были совершенно бесполезны. Местные знали, что ценности у этих денег нет, но отказ брать их был чреват наказанием и, возможно, смертью… Австралийцы платили серебряными монетами за то, что удавалось купить у местных – эти деньги последними высоко ценились. Тиморцы боялись японцев из-за их жестокости и с симпатией относились к австралийским солдатам, которые были всегда дружелюбны и умели воевать.

Итак, в течение четырех месяцев австралийцы вели боевые действия против двух японских дивизий. Бомбардировки RAAF, постоянные засады и партизанские атаки наносили японцам ощутимый ущерб. В ответ на это японцы увеличили численность своих войск на Тиморе до 20 000 человек, и кольцо вокруг небольшого отряда австралийцев начало сжиматься. Антипартизанская кампания сопровождалась подкупом и террором по отношению к местному населению и к тем местным жителям, которые были или считались источником информации и продовольствия для австралийцев. Тактика японцев оказалась эффективной: военнослужащие Роты 2/4 ушли в горы, чтобы продолжать партизанскую борьбу, но ситуация для Роты 2/4 становилась все более тревожной. Японцы и местные коллаборационисты продолжали теснить австралийцев. 3 января 1943 г. австралийское командование приняло решение эвакуировать всю Роту 2/4, и, в этой связи, командир каждого подразделения получил секретный приказ собраться в районе пляжа Кикраш/Quicras примерно в 16 милях к востоку от места первоначальной высадки в районе Бетано. Коллинэну рекомендовали остаться на острове и заняться организацией антияпонского сопротивления силами местных жителей. 9-10 января Рота 2/4 и 50 португальцев отправились в Австралию на эсминце Arunta.

Заключение

Военнослужащим Роты 2/4 предоставили месяц на отдых и восстановление сил. Некоторые попали в госпитали, но, в итоге, все были собраны на Новой Гвинее для дальнейшей боевой подготовки. Рота 2/4 позднее участвовала в боевых действиях на Новой Гвинее и островах Тихого Океана и пережил войну. За 12 месяцев боевых операций на Тиморе австралийцы уничтожили около 1500 японцев, потеряв 48 солдат и офицеров. Самым важным было следующее - эти операции привели японцев к выводу о том, что союзники планируют высадиться на острове и захватить его. Закаленные в боях части 48-й Дивизии японцев были переброшены на Тимор на случай высадки союзников. Печальным итогом стало то, что местное население заплатило дорогую цену за поддержку, оказанную австралийцам. За годы войны потери коренного населения от рук японцев, в междоусобных побоищах, от голода и, в гораздо меньшей степени, в стычках с португальцами и австралийцами составили до 40 000 – 70 000 человек. 

Тимор оставался под контролем оккупантов вплоть до полной капитуляции Японии (сентябрь 1945 г.). Операции австралийцев на Тиморе не имели большого стратегического значения для хода борьбы на Тихоокеанском театре военных действий. Тем не менее, сознание того, что антияпонская борьба продолжается вдали от родных берегов, имело существенное значение для общественного мнения в самой Австралии и для боевого духа солдат, сражавшихся на других участках огромного фронта.


Ваш комментарий