Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

«Учить русский. Можно? Модно? Выгодно?»

Впервые за 16 лет на Пушкинском международном конкурсе учителей русского языка, который проводится «Российской газетой» совместно с правительством Москвы при поддержке Россотрудничества, победителем стала представитель Австралии Наталья Ермакова из Перта. Наталья рассказала Татьяне Морозовой о конкурсе, своей работе и о себе.

— Наталья, как проходил конкурс, какие задачи перед вами стояли, какие навыки необходимо было продемонстрировать?

— Пушкинский конкурс уже семнадцатый раз проходит по своим устоявшимся правилам: педагоги-русисты, живущие за пределами Российской Федерации, должны написать эссе на тему, связанную с судьбой русского языка в современном мире. В этом году тема звучала следующим образом: «Учить русский. Можно? Модно? Выгодно?»
Основной моей задачей было максимально честно рассказать о том, как «с модой и выгодой» на русский язык обстоит дело в Австралии. Пригодилось все: опыт работы в Русской школе Западной Австралии и общения в русскоговорящей среде, теоретическое изучение вопроса и даже истории и байки о сватовстве и женитьбе австралийских удальцов на русских барышнях.
Я представила себя на месте членов жюри и изложила все свои мысли так, чтобы их было интересно читать и легко запомнить. Ведь даже строгое жюри состоит, прежде всего, из читателей.

— Расскажите немного о вашей преподавательской деятельности в Перте, в чем состоит особенность вашей программы?

— Уже шесть лет я преподаю русский язык и литературу в Русской школе Западной Австралии. На сегодняшний момент это самая крупная русская школа в Перте. Она насчитывает более 160 учеников, от самых маленьких ребят до выпускников школ и даже взрослых австралийцев.
Я предлагаю изучать русский язык не как иностранный, а как родной. Преподаю его так всем без исключения. Возможно, именно это дает хорошие результаты. Никакой скидки на происхождение и уровень понимания. Язык впитывается в ДНК с помощью поэзии, прозы, шуток, игры и так далее. Самое главное, чтобы речь учителя и его знание языка были на высоком уровне. Это не значит, что нельзя допускать просторечия или сленговые выражения. Все это часть языка, и хорошо, если будут известны ученикам. Важно, чтобы все это правильно склонялось и соединялось без слов-паразитов. Хотя и о последних можно поговорить с учениками. В общем, русский язык должен преподаваться только на русском языке.
Также я активно использую в преподавании свой опыт участия в интеллектуальных играх. С ребятами мы часто проводим турниры в стиле игры «Что? Где? Когда?», участвуем в различных викторинах, квестах и конкурсах. Отдельным интересным проектом последние два года стала переписка с русскоязычной школой из Франции.

— Расскажите, как вы оказались в Австралии?
— В Австралию я переехала со всей семьей в 2011 году. Инициатором был мой муж Андрей. После нашей туристической поездки на Зеленый континент, он загорелся идеей поселиться на берегу океана и методично работал над воплощением мечты. Мы с сыном помогали как могли. Точнее, старались не мешать. Конечно, времени потребовалось больше, чем мы рассчитывали, но вот мы здесь и ни разу не пожалели об этом решении.

— Каким образом вы попали на Пушкинский конкурс?
— Конкурс проводится с 2000 года. Я знала о нем, но не могла участвовать, потому что жила в России. Иммиграция дала мне такую возможность, и я попробовала свои силы.

— Как относятся австралийцы к русскому языку в вашем штате?

— В Западной Австралии к русскому языку относятся пока как к экзотическому. Россия для австралийцев- это где-то далеко и там холодно. А русское слово, которое знает каждый австралиец — это «водка». Хотя, как мне кажется, в последние годы интереса к великому и могучему стало больше. Я очень надеюсь, что получится внедрить русский в западноавстралийскую школу и преподавать его как иностранный.

— Что произвело на вас самое большое впечатление на конкурсе?
— Пушкинский конкурс и вся связанная с ним поездка — это большой праздник! Я была одним из 50-ти лауреатов, приехавших из разных уголков мира. Встреча с этими людьми была для меня лучшей наградой. Оказывается, так много по всему миру ценителей русского языка. Все так любят его. Готовы отстаивать его в своей стране до последнего. Я старалась как можно больше общаться и набираться опыта. Мне, действительно, было чему поучиться.
Поездка очень вдохновила меня. На обратном пути мои мысли даже складывались в рифмованные строчки. Думаю, Пушкинский конкурс открыл мне дорогу к личностному росту. Я очень благодарна организаторам за прекрасно продуманную программу. Все учителя получили возможность пройти курс повышения квалификации в Государственном институте русского языка им А. С. Пушкина, встретиться с организаторами конкурса в Российской газете, присутствовать на мастер-классах в гуманитарном лицее при МПГУ, посмотреть шоу «Кострома», концерт на Красной площади, посвященный 870-летию Москвы, спектакль «Король Лир» и посетить музей А. С. Пушкина.
Самым главным было, конечно, награждение всех лауреатов в стенах Белого зала мэрии Москвы. Мне диплом лауреата вручал Михаил Швыдкой. Много ярких впечатлений, конечно. Хотелось бы повторить…

— Какие существуют особенности преподавания русского языка детям-билингвам?
— С детьми билингвами, на мой взгляд, работать интереснее. Наблюдать, как они живут одновременно как бы в параллельных языковых, дополняющих друг друга реальностях, очень познавательно. Они могут знать одно понятие только на русском языке, а другое, смежное с ним, только на английском. Иногда я чувствую себя проводником между разными частями их мозга. Наблюдать, изучать, постигать процесс развития такого ребенка — одно удовольствие. А для достижения моей цели нужен только несгибаемый авторитет русского языка. В этом и вся особенность.

— Наталья, что еще вас «зацепило» на конкурсе?
— На Пушкинском конкурсе было много учителей, которым в их стране приходится бороться за возможность преподавать русский. Это именно борьба; сражение, против политики, системы, массовой пропаганды. Они каждый день отстаивают русский язык, чем вызывают огромное уважение. Им есть за что сражаться, и это делает русский язык в глазах других людей, и даже в глазах их оппонентов, значимым.
У нас здесь, конечно, нет запрета на изучение всего, что связано с русской культурой. Но иногда бороться с равнодушием намного тяжелее, чем с противостоянием. Австралийское общество поддерживает национальные школы только до тех пор, пока сообществам это нужно и интересно. Поэтому нам должно быть это необходимо и об этом стоит говорить. Русский язык в Австралии можно и нужно развивать централизованно, а не равнодушно наблюдать как несколько русских школ «дерутся» из-за мизерного гранта на проведение русскоязычного мероприятия. Если у нас получится быть неравнодушными к нашему языку, у него появится шанс быть таким же важным для будущих поколений.

— Большое спасибо, Наталья, за рассказ и примите наши искренние поздравления. Дорога проложена, будем ждать, кто в следующий раз так же блестяще представит Австралию на Пушкинском конкурсе учителей русского языка.


Наталья Морозова, руководитель ЛДО «Слово», член ТКС штата Квинсленд

Интервью с Натальей читайте также в "Российской газете"

https://rg.ru/2017/10/16/natalia-ermakova-ia-nadeius-vnedrit-russkij-iazyk-v-avstralijskuiu-shkolu.html


Ваш комментарий