Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

«Болеро», «Дон Кихот» и сюрпризы

4 октября начинаются гастроли Имперского русского балета в Австралии. В программе этого талантливого коллектива в этом году в рамках «Фестиваля русского балета» зрители смогут посмотреть одноактные балеты «Дон Кихот», «Болеро» и сцены из других знаменитых постановок. Перед началом гастролей наш корреспондент побеседовала с ведущей солисткой балетного коллектива Линой Шевелёвой.

Интервью задерживалось… Мне объяснили, что труппа Имперского русского балета ещё не приехала в гостиницу. В памяти сразу всплыли моменты из собственной «прошлой жизни» — гастроли, автобусные переезды вдоль и поперёк разных стран, и часто связанные с этими переездами неурядицы, опоздания. И «аварийный» грим, наложенный на лицо «по памяти» в темноте автобуса, несущегося прямо на концерт… А учитывая, что в Новой Зеландии, где труппа в данный момент гастролирует, накануне было достаточно сильное землетрясение, повод для задержки автобуса мог быть серьезный… Мои тревожные мысли прервал телефонный звонок — автобус с артистами приехал в гостиницу, и Лине Шевелёвой, солистке Имперского балета, пришлось сразу же мчаться «с корабля на бал». То есть, на интервью.

— Лина, добрый день, меня зовут Юлия Фёрнас, я хотела бы взять у вас интервью для газеты «Единение» — старейшей русской газеты в Австралии. Спасибо, что нашли время со мной поговорить — я так поняла, что мы вас буквально «сняли с автобуса» — вы только что приехали в гостиницу и еще даже вещи в номер не занесли.
— Да, мы только приехали, ну, ничего, что поделать — это реалии гастрольных поездок.

— Имперский русский балет приезжает в Австралию почти каждый год, начиная с 2009. Для вас лично, ведущей солистки театра, какой этот по счету тур?
— Я уже седьмой сезон работаю в Имперском балете, и учитывая, что мы каждый год приезжаем, то уже — да, седьмой.

— Появились ли уже какие-то любимые места на зеленом континенте за время неоднократных приездов, или все складывается в одну большую картину поездки?
— Вы знаете, вообще я очень люблю Австралию, потому что у вас очень солнечно! Я с любовью каждый раз возвращаюсь, и мне очень нравятся города — они такие уютные, не знаю, может быть, потому что так много этнических групп и каждый человек пытается вложить какое-то свое участие, чтобы влиться в эту картинку. Я люблю эту страну, мне тепло здесь.

— Имперский балет уже не первый раз привозит сокращенный вариант «Дон Кихота» в Австралию. как вам, солистам, работать такую — «концентрированную» редакцию — легче или тяжелее?
— Наверное, это, все-таки, вопрос опыта, потому что, когда я приезжала раньше, мне было немного сложнее. Но этот вариант, конечно, более насыщенный и самые яркие, ключевые моменты вставлены в спектакль. Понимаете, большой спектакль длится почти три часа — его сложно привезти и показать, но мы сохранили все ключевые моменты.

— То есть, по большому счету, скажем, «воду» убрали и остался, действительно «концентрированный» вариант?
— Ну, не «воду»,- Лина рассмеялась.- Наверное, моменты, где можно просто отдохнуть и посмотреть на картинку, полюбоваться, и осталось, скажем так, Action — действие.

— Третье отделение концерта — дивертисмент из популярных балетов и концертных номеров. Можете выделить из них один любимый номер? Что лично вас зажигает и хочется смотреть снова и снова?
— Мне кажется, каждый номер по-своему ярок, и так составлена программа, чтобы зритель не заскучал. А вообще самый яркий момент — это, конечно, канкан, этим и заканчивается программа. Это будет большим сюрпризом для зрителя. Еще есть номер «Мельбурн Кап» — очень интересный, который близок для австралийцев. «Умирающий лебедь» — это, вообще, сердце Русского балета, (Ю. Ф. Ну, да, это Анна Павлова — то, с чего балет начался в Австралии.) и Жизель, и новые номера у нас есть в этом году, современные. Вообще, очень интересная программа, я надеюсь, зрителя не оставит равнодушным.

— Программа этой поездки включает и современную хореографию — «Болеро» Николая Андросова, которое буквально загипнотизировало австралийского зрителя и в 2011, и в 2014 годах. Для меня эта часть вашей программы особенно близка — я танцевала в первом составе «Болеро» в труппе самого Андросова, и мы тогда делали совместные выступления с Имперским русским балетом. Было безумно интересно работать — все были молоды, эмоциональны и энергичны.
Мой вопрос «многоступенчатый» — насколько интересна лично вам современная хореография и современные течения в хореографии? Ведь вы были первой исполнительницей ведущей партии Ангары в ЭКО-балете «Полет над легендой». В Австралии темя экологии всегда актуальна, поэтому интересно, что такое ЭКО-балет? Расскажите, пожалуйста.

— Это очень интересная история! Балет поставили на тему экологии Байкала. Российские путешественники полетели на воздушном шаре на Байкал. Там они пережили очень серьезное испытание — попали в аномальную зону, с трудом оттуда выбрались, и после этого один из участников, (поэт и государственный деятель, ред) Владимир Исайчев, вдохновился и написал об этом поэму. Хореографа Май-Эстер Мурдмаа пригласили поставить по ней балет. К сожалению, мы танцуем его нечасто, потому что тема это российская, и сам спектакль требует определенных технических особенностей. В спектакле на движущейся сцене из-под земли появляется Байкал — ОЧЕНЬ красиво и интересно! Было бы здорово, если бы вы смогли увидеть как-нибудь! Я бы сама его с удовольствием еще станцевала ( Лина очень по-доброму рассмеялась)! Просто мы давно его не танцевали, а поставили в 2014 году. Да, так после этой поездки (прим. редакции: полета на шаре, а также поэмы) закрыли много заводов на Байкале, и постановка этого балета была тоже, видимо, своего рода жестом, чтобы люди обратили внимание на сохранение природы и экологии. (Ю. Ф. Тем более, что Байкал — уникальное озеро — самое глубокое и чистое на планете, визитная карточка России по чистоте воды и экологии.) Да, потому что, когда политики говорят о чем-то — это одно, а когда человек видит, чувствует и любит — это совсем по-другому воздействует на человеческую душу.
— Безусловно, когда затронуты эмоциональные струны, то реакция сильнее! В продолжение этой темы — в Австралии именно современная хореография достигла космических высот и стандартов, и имена Грэма Мёрфи (Graeme Murphy), а также Stephen Page, Rafael Bonachella (и это только в Сиднее!) стали уже мировыми легендами. Удалось ли вам за эти годы поездок в Австралию посмотреть/познакомиться с примерами австралийской современной хореографии?
— К сожалению, у нас очень плотный график выступлений, но мы смотрим и Всемирный день балета, и я смотрела кусочки «Спящей красавицы» (постановка Australian Ballet, прим.редакции). Но, к сожалению, попасть на спектакли — не удается, не совпадают наши графики.

— Да, попасть на чей-то спектакль во время собственных гастролей практически нереально — знаю это из собственного опыта! Я имела в виду возможность посмотреть видео записи, или, скажем, youtube… Если получится, очень рекомендую Грэма Мёрфи. Говоря о насыщенном графике гастролей, как вы проводите редкие час-полтора свободного времени, просто стараетесь вытянуть ноги и выдохнуть?
— Нет, вы знаете, в последнее время я очень люблю гулять, и иногда бывает, что в выходной день я прохожу по 15 км и потом думаю: зачем я это сделала? (Ю. Ф. Боже, бедные ноги!). Но, вот так я расслабляюсь, мне это нравится.

— Во время предыдущих гастролей, Имперский русский балет привлекал к совместным проектам местные балетные школы («Щелкунчик» в 2010, 2016).Когда я вижу детей в балетных постановках профессиональных коллективов, вспоминаю себя в нежном возрасте 8–9 лет, в толпе таких же «херувимов» в «Дон Кихоте» (кстати!), когда в Харьковский театр оперы и балета приезжал ставить свою редакцию Константин Сергеев с Натальей Дудинской. Возникают ли у вас в подобных ситуациях воспоминания о собственном балетном детстве? Поделитесь каким-нибудь ярким моментом.
— Да, мы в прошлом году работали с детьми. Ну, понимаете, школы ведь бывают разные — и профессиональные, и послабее, — как везде. И, конечно, требовать с детей профессиональности особенной не стоит; они — это изюминка спектакля, его душа. И каждый раз, когда они приходят попросить автограф или сфотографироваться после спектакля, несмотря на то, что мы уставшие, и каждый день это повторяется снова и снова, но делаю это с удовольствием. Я понимаю, что для них это возможность прикоснуться к мечте: многие девочки в детстве хотят стать балеринами. Я сама помню, что в детстве всегда так стеснялась подойти! Для меня попросить автограф было что-то страшное… Даже не помню, почему я так стеснялась.
А воспоминания… Помню, что в школьные годы я очень много трудилась, для меня это все было так сложно! Пока я не поняла для чего это, пока не вышла на самом деле на сцену так, чтобы ощутить зрителя.

— То есть, сцена дала силы и уверенность в себе?
— Ну, конечно, конечно… Со временем, а поначалу очень страшно было (смех на обоих концах телефонной линии).

— Вот удивительно, я слушала недавно интервью с мастерами австралийской театральной сцены, и они говорили о том же: волнуешься, репетируешь, нервничаешь, ночей не спишь, а потом выходишь на сцену — и весь стресс как рукой снимает. То есть, когда ты мастер своего дела, подготовлен, знаешь что ты делаешь, безусловно, ты будешь волноваться, но, когда выходишь на сцену — что-то такое происходит, наверное, действительно, сцена способна дать силу и энергию…
— Да… Но тут очень важно, конечно, и партнерство. Вот мы танцуем с Нариманом Бекжановым, и каждый спектакль, лично для меня, все время разный, каждый день я чувствую разные эмоции, в зависимости от этого мы движемся и реагируем по разному. Каждый день, когда танцуешь, надо искать какие-то новые зацепки, какие-то струны, которые играют по-новому.

— Лина, а вам лично, что хотелось бы станцевать в будущем для зрителей Австралии? Вы уже обмолвились, что хотели бы показать ваш эко-балет здесь, а еще — есть заветная роль-мечта?
— Трудно сказать. Я очень люблю все свои роли, потому что это возможность попробовать что-то новое. Конечно, «Дон Кихот» — это здорово, бравурно, но надоедает же. Хочется и «Ромео и Джульетту» станцевать еще… кстати, мы этот балет при мне еще не привозили, а жаль — «Ромео и Джульетту» я очень люблю — это мой первый спектакль на сцене в ведущей партии. Так что для меня этот спектакль — особенный.

— А что-нибудь из того, что хотелось бы станцевать и еще не было в репертуаре?
— Мы недавно хотели поставить «Жизель» полностью (у нас только pas-deu-deu идет сейчас, к сожалению). Я бы очень хотела ее исполнить. Я давным-давно, в другом театре, танцевала Жизель… Хотелось бы, спустя время, понять, насколько она эволюционировала для меня, насколько я поменялась… Но у нас пока его нет в программе, к сожалению…

— Кто знает, может в будущем Имперский балет привезет программу, где через вечер будут идти «Ромео и Джульетта» и «Жизель».
— Ммм-да… было бы здорово,- мечтательно сказала Лина.

— Лина, спасибо вам огромное за ваши ответы. Мы вас с нетерпением ждем в Австралии с аплодисментами и букетами цветов.
— И вам спасибо, а мы очень ждем ваших читателей на наших спектаклях!

Спектакли в Сиднее 5-7 октября. Подробное расписание всех выступлений в городах Австралии на сайте www.russianballet.com.au

и на сайте нашей газеты www.unification.com.au/articles/read/3883/


Ваш комментарий