Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Максим Яковлевич Нетребенко: первый зубной врач города Харбина

Про город Харбин много песен спето и написано рассказов. Много необычного претерпел этот город, основу которому дали строители, за ними пришли завоеватели, потом освободители, позже националисты и, наконец, в 1949 году его хозяева, китайцы, под предводительством товарища Мао. Это поверхностное вступление, детали о том, кто копал, рубил, клал кирпичи, сшивал наряды останутся за канвой моего рассказа. А я остановлюсь на тех, кто лечил людей в Харбине.

Например, во время эпидемии чумы в начале 20-го века умерли, помогая больным, пять русских докторов. Это были пионеры, попавшие в далекие Маньчжурские места по разным обстоятельствам. Не удаляясь от темы, я хочу рассказать об одном многолетним служителе, который утолял боль жителям этого города, и чья судьба переплелась с моим жизненным путем. Это история  первого зубного врача Центральной железнодорожной больницы города Харбина.

Максим Яковлевич Нетребенко родился в селе Петровка в центральной части Украины. Отец его был хлебопашцем, получившим волю по указу царя Александра I. Детство Максим провёл в Киеве, работая в кузнице его дяди. В 21 год был призван на военную службу. Было это в 1901 году.

Всё началось в селе Барановичи, где находилась военная ставка царя Николая Первого. Новобранца Максима зачислили в 3й Медицинский железнодорожный батальон.  Ещё не была сложена песня о крейсере «Варяг», но на Востоке  уже сгущались тучи, японцы забрали у китайцев Ляолянский полуостров, место будущей крепости Порт Артур. Для Максима и его товарищей по батальону началось ученье по военной санитарной помощи. Тут вот и выявился у молодого санитара талант по удалению больных зубов. Работы было хоть отбавляй. Другой помощи страдающим зубами в то время в России не могли дать.

Через три с половиной месяца услышали, что будет приказ отчаливать, только никто не знал куда. И когда в одно пасмурное осеннее утро вдруг зашептали, что едем на Восток, многим было непонятно, как далеко и зачем.

Санитарный поезд тронулся. Он состоял из 4-х оборудованных железнодорожных вагонов. Одну часть первого вагона, где разместился кабинет доктора Альшанского, занимал так называемый зубной отдел, где в ассортименте немногочисленных инструментов числились  мощное дубовое кресло и два анестезиолога внушительной наружности. Они присутствовали и при других операциях нуждающихся в анестезии. Военно-санитарный поезд тронулся и с миллионом остановок, длительных стоянок, перегруппировок, постоянных учений и тренировок в 1905 году остановился на железнодорожной станции Чингауз  в 30 километрах от города Харбина. К этому времени у Максима Яковлевича теперь уже было свидетельство военного фельдшера и тысячи благодарных пациентов, избавленных боли.

Война с Японией окончилась, но поток раненых и искалеченных всё прибывал в Харбин. Получили приказ сделать больничные палаты в глинобитных сооружениях, купленных у местных крестьян. Эти же крестьяне были приглашены на работу по устройству госпиталя. У большинства солдат, прибывших с железнодорожным батальоном, срок военной службы окончился, и они могли “разойтись” по собственному желанию куда угодно.

Доктор Альшанский, уже давно отставной служака, был приглашён в Центральную железнодорожную больницу в городе Харбине возглавить один из отделов. Через несколько дней на китайских дрожках он вернулся в Чингауз и застав Максим Яковлевича упросил его помочь ему в больнице.

Так началась новая эпоха в жизни молодого человека. Он выписал кое-какие инструменты и книги из Германии. Работал по 12 часов шесть дней в неделю.

В 1907 году приехавшая из Германии мадам фон Арнольд открыла зубоврачебную школу, пригласив Максим Яковлевича там преподавать. Работая с ней, он также (парадoкс) официально получил диплом этой школы. Позднее окончил эту школу и получил звание зубного врача Владимир Опадчий, также в 1957 году оказавшийся в Австралии.

В один из приёмных дней в больнице в 1907 году Максим Яковлевич разговорился со своим пациентом, который оказался родом из тех же мест, откуда был и он сам. Оказалось, что новый приятель приехал он в Маньчжурию ещё с группой первопроходцев, и сейчас занимал влиятельное положение в отделе снабжения строящейся железной дороги. Он рассказал, что хотел открыть собственное дело, и близок к осуществлению своей мечты, не хватало денег. Готовый всегда помочь, Максим Яковлевич знакомит господина Заико с русским харбинским миллионером И. Чистяковым – королем китайского чая. Вскоре в городе заработала колбасная фабрика Заико и Ко. Тогда вот и началась длившаяся более ста лет дружба двух семейств. А их потомки снова встретились в Харбине 15 мая 2009 года в театре Модерн на первом русском балу после исхода и рассеяния по всему миру обитателей города Харбина.

В 1916 году Максим Яковлевич Нетребенко взял долгосрочный отпуск и вернулся в Россию, где после двенадцати месяцев усиленных занятий сдал экзамены в Томском государственном университете  и получил свидетельство об окончании с похвальной грамотой.

После было родное село, Киев, и путешествие вдоль берегов Черного моря, где в небольшом тогда городке Сочи он приобрёл участок земли для постройки дома с надеждой открыть зубоврачебный кабинет. Документы на собственность сохранились до сегодняшнего дня! Но судьба распорядилась иначе. В 1917 году он возвращается в Харбин и продолжает работать зубным врачом в больнице до 1924 года. Выстроив свой дом в Новом городе на Глухой улице, недалеко от Управления железной дороги, открывает свой зубоврачебный кабинет,  оборудование для которого он привёз из Германии ещё в 1917 году. Он проработал на этом месте до момента отъезда в Австралию в 1957 году.

По просьбе китайского отдела здравоохранения десятки молодых китайских студентов-медиков прошли практику в его кабинете. Полвека провел Максим Яковлевич Нетребенко в Харбине в качестве зубного врача.

Из воспоминаний моего отца и моих собственных, записал

Константин НЕТРЕБЕНКО


Ваш комментарий