Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Моя семья в Маньчжурии

Несколько лет назад в австралийской русскоязычной газете «Единение» ( www.unification.com.au/articles/read/1462/ ) была опубликована моя статья «Маньчжурские русские». Я написала ее, чтоб разыскать в Австралии друзей моей мамы (она родилась и выросла в Китае). Друзья нашлись, огромное спасибо за это газете! Но события приняли неожиданный оборот: статьей заинтересовались краеведы из китайского города Маньчжурия, родного города моей мамы. Каким-то чудесным образом они разыскали меня, пригласили в гости, подарили роскошный двухтомник «100 лет Маньчжурии». По их просьбе я написала статью — воспоминания о семье моей мамы. Статья была опубликована в маньчжурской газете и войдет в новый сборник, который сейчас готовится к изданию в Маньчжурии. И поскольку газета имеет самое непосредственное отношение к этой истории, предлагаю вниманию читателей сокращенный вариант статьи.

Моя семья в Маньчжурии

Я принадлежу к потомкам русских маньчжурцев. В Китае родилась моя мама.
Она всю жизнь мечтала вновь ненадолго вернуться в Маньчжурию. Этот город был для нее не просто местом, где прошли ее детство и юность. Она считала этот город своей Родиной. Так сложилась судьба: русский человек, она всю жизнь чувствовала себя частью китайской культуры и истории.
Когда мне исполнилось два года, родители меня впервые привезли в гости к бабушке и дедушке, они жили тогда в Курганской области. С тех пор я гостила у них каждое лето, иногда по месяцу, а иногда — все каникулы. Поэтому меня воспитали не только мама и папа (которые всегда были очень занятыми людьми), но и мои удивительные бабушка и дедушка.

Мама, Евгения Петровна Колобова, родилась в городе Маньчжурия 31 декабря 1936 года в семье Петра Ивановича и Нины Семеновны Колобовых. Жили они в то время в Заречном поселке города Маньчжурия в четырех домах, которые построил мой прадед Иван Иванович Колобов. И если рассказывать о моих родных в Маньчжурии, то начинать надо именно с него. Ведь он был из того поколения, которое заложило основы города Маньчжурия.

Иван Иванович Колобов родился в 1872 году в селе Кличка Александровской волости Нерчинск-Заводского уезда Забайкальской области. Там же женился на Иулите Спиридоновне Федотовой. По словам деда, наши предки были сосланы в Забайкалье из Центральной России (за что, неизвестно), прадед был сиротой и имел одного брата. Был крестьянином, русским, неграмотным.
В 1901 году они вместе с четырьмя детьми прибыли в г. Маньчжурия. В Китае родилось еще четверо детей.
Здесь прадед занимался хозяйством и работал снабженцем на строительстве Китайской Восточной железной дороги (КВЖД).

В своих воспоминаниях моя мама пишет, что «дед, по рассказам отца, был деловым, энергичным и справедливым». Прибыв в Китай, он выкопал землянку (маме и ее сестрам и братьям родители показывали, где была землянка) и начал жизнь с нуля. Прадед ездил по Забайкалью и закупал скот и продукты для обеспечения питания работников строящейся железной дороги. Примерно за 25 лет он построил четыре дома и развел огромное хозяйство. Стада овец ходили в Монголию под наблюдением пастухов — монголов и бурят. Много было коров, верблюдов до 50 голов, но гордостью и огромной любовью были для прадеда лошади. Кроме обычных лошадей, необходимых в хозяйстве, прадед разводил отличные породы лошадей-рысаков. Продавал лошадей в Америку. По воспоминаниям мамы (конечно, со слов деда), лошади прадеда и погубили. Но это — отдельная, длинная и очень грустная история. В период советско-китайского конфликта 1929 года прадед был увезен советскими войсками на территорию России.

Мои родные ничего не знали о его судьбе. Тогда ходили слухи, что какой-то Колобов шил шапки на советской территории. Конечно, они хотели верить, что это был наш Иван Иванович, что он остался жив. Но недавно я нашла в Книге памяти Хабаровского края информацию, что мой прадед, Иван Иванович Колобов, был арестован контрразведывательным отделом полномочного представительства Особого государственного политического управления 27 января 1930 г., тройкой при ПП ОГПУ по Дальневосточному краю 30 января 1930 г. был обвинен по ст. 58–4 Уголовного кодекса РСФСР и приговорен к высшей мере наказания. Был расстрелян 3 февраля 1930 г. Место захоронения — г. Хабаровск. Был реабилитирован 28 июля 1989 г. по заключению Прокуратуры Хабаровского края по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 16.01.1989 г.

Прабабушка, Иулита Спиридоновна, тоже была по происхождению крестьянка, русская. Имела очень тяжелый характер, постоянно держала всю семью в напряжении. Взрослые сыновья ее боялись, потому что мать вполне могла побить их своим костылем. Может, поэтому звали ее всегда у нас в семье «бабка Колобиха». Была она набожна. К большим православным праздникам (Рождество Христово, Пасха и т. д.) основательно готовилась, а в день праздника вся семья молилась перед иконами. Жили мои родные в это время материально хорошо (входили в число трех самых богатых семей города), поэтому в праздники накрывали столы, к ним приходило много гостей. А в престольные праздники по Зареченскому поселку проходило шествие во главе со священником — с иконами и хоругвями, по окончании которого все заходили к нам. К приходу гостей были накрыты столы с пирогами и другим угощением.
Умерла Иулита Спиридоновна в 1946 году. Родные рассказывали: она упала и мгновенно умерла. Хоронил прабабушку весь город.

Петр Иванович Колобов, мой дед, родился 19 декабря 1908 года в г. Маньчжурия. В 1916 году поступил в русскую школу, закончил ее в 1923 году. Жил с родителями, помогал по хозяйству, занимался животноводством.
2 февраля 1936 года он женился на Нине Семеновне Перебоевой.
Моя бабушка родилась 27 января 1914 года в Забайкалье, в поселке Абагайтуй.
Ее отца звали Семен Георгиевич Перебоев, маму — Мария Павловна (в девичестве — Шеломенцева). С. Г. Перебоев был забайкальским казаком. Мой дедушка всегда говорил про бабушку, что она «настоящая казачка». Их семья прибыла на станцию Чжалайнор в 1920 году. К тому времени в семье было четыре дочери: Мария, Нина, Зоя и Александра. В Китае родились Елена и Гликерия.

Бабушка первой вышла замуж и ушла из дома, переехала в город Маньчжурию.
Первым ребенком в семье стала моя мама, Женя. Жека, Жечка — звали ее родные. В 1938 году родилась вторая дочь — Таня. В 1942 — сын Николай, в 1951 году — последняя дочь Лена.
Дети Ивана и Иулиты Колобовых вырастали, женились, выходили замуж, уходили из отчего дома. У каждого была своя, чаще всего трагическая, история. В «колобовских» домах вместе с семьей Петра Колобова в 30-е годы жил еще один сын Иулиты Спиридоновны — Иван. Примерно в 1932 году (точно не знаю) он женился на сироте, воспитанной в приюте Святого Ионы. Звали ее Маша, Мария Иосифовна. Была она, по воспоминаниям родных, очень красивой. В 1933 году у них родился первенец, Александр. В 1935 году родилась дочь Нина. Тогда же, видимо, Мария заболела. Моя бабушка ухаживала за ней. Мария умерла, когда Ниночке было два с половиной года. Перед смертью Маша попросила мою бабушку: «Не оставляй моих детей!». Дети Ивана и Марии выросли в нашей семье. Каждый в свое время все дети пошли учиться. После 1945 года они учились уже в советской средней школе. Но мама рассказывала, что до второго класса у них был предмет «китайский язык». И была очень строгая учительница по этому предмету — китаянка. За разные шалости она била детей по рукам линейкой. Среднее образование успели получить в Китае лишь трое детей: Александр, Ниночка (они закончили медицинский техникум в Харбине) и моя мама.
Мои родные много мне рассказывали о своей жизни в Маньчжурии. В одну статью эти рассказы не вместить — можно написать целую книгу. Главное, что я запомнила — они всегда с огромной любовью и уважением говорили о китайцах. О том, какие они добрые и трудолюбивые. В нашей семье вообще никогда не разделяли людей на национальности. И я понимаю причину: в небольшом городе Маньчжурия в мире, дружбе и взаимопомощи жили представители такого количества разных национальностей, вероисповеданий, политических взглядов, что они как будто образовали новую нацию — маньчжурцев.
Летом 1954 года вся семья из 12 человек переехала жить в Советский Союз. Их привезли в деревню Надеждинка Сафакулевского района Курганской области. Молодежь вскоре перебралась в Новосибирск — получать образование. Дедушка с бабушкой прожили почти всю жизнь в Курганской области. Лишь в 1985 году мои родители смогли уговорить их переехать к нам, в Пензу.
Здесь они умерли: бабушка в 1990 году, дедушка — в 1999.

Послесловие
В разные годы все сестры моей бабушки уехали в Австралию; все братья и сестры дедушки — в Советский Союз. Из пяти братьев трое в 30-е годы были репрессированы — расстреляны. Позже все они были реабилитированы.
Когда мой брат (внук одной из сестер бабушки, он родился и живет в Австралии) спросил меня: «Почему твоя семья уехала из Китая в СССР?», я вспомнила запись, которую оставил в дневнике моей мамы ее отец, мой дедушка: «Не забывай, что за спиной у тебя твоя родина. До самых последних дней жизни не изменяй ей, будь патриоткой своей любимой родины. Твой папа».

Cемья моего прадеда, хотя большинство из детей родилось в Китае, считали Россию своей родиной. Они знали, что могут потерять в России все — состояние, даже жизнь, но все равно хотели жить и умереть в России, лежать в русской земле. А моя мама, когда уезжала из Китая, наверное, еще не знала, что иногда у людей бывает две родины: первая — этническая; вторая — то место, где родился и вырос. Каждый сам решает для себя — какая из них дороже.


Ваш комментарий