Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Простые парни Dustyesky объединяют людей

В мае этого года необычный хор Dustyesky из маленького австралийского городка Mullumbimby в одночасье стал международной сенсацией.

Константин Дроздовский из Брисбена познакомил редакцию «Единения» с этим удивительным хором, а затем публикация в газете о коллективе из 28 австралийцев, исполняющих русские песни, вызвала неимоверный интерес не только среди русских, живущих в Австралии, но пламя популярности пронеслось и по всей России. Многочисленные информационные агентства, Первый российский телеканал, а за ним и другие показали видеозаписи хора, исполняющего «Очи черные», «Варяг» и многие другие песни, которые австралийцы пели с неподдельным чувством сопричастности. Услышав о прокатившейся славе хора в России, австралийские телеканалы также решили не отстать, и законная известность пришла к Dustyesky и на родине.
Нужно отметить, что тонкое чувство юмора и легкой иронии, присущее талантливым австралийцам, и которого, кстати, не лишены и наши соотечественники, воплотилось и в названии хора. В одежде мастеровых и крестьян начала прошлого века, доставая охлажденное пиво из запыленной коробки (dusty esky), коллектив сразу находит пути к сердцу зрителя.

12 августа коллектив Dustyesky выступит с благотворительным концертом в Русском общественном центре в Брисбене. Уже запланированы выступления и Мельбурне 22—24 сентября и в Сиднее 28 октября. Следите, когда начнут продавать билеты, на страничке Facebook DustyeskyChoir.
Перед первым концертом в русской общине Брисбена мы попросили участников хора ответить на наши вопросы, которые мы постарались подготовить в стиле хора, с долей легкой иронии и шутки, подготавливая необходимое настроение для гостей концерта в Брисбене, билеты на который раскупили за месяц до выступления хора. От имени Dustyesky отвечал "пресс-секретарь" хора Марк Свивел (Mark Swivel).

— Как изменила вашу жизнь неожиданно свалившаяся на вас слава?
— Мы установили джакузи в багажник нашей «Лады», с которой мы разъезжаем по городам. А в остальном — ничего особенного не произошло.

— Миллионы людей, услышавших вас на Youtube или побывавших на концертах, сразу полюбили ваше искреннее исполнение и стали вашими поклонниками.
— Когда в мире так много зла и тревоги, нам приятно быть частью процесса, который соединяет людей. Мы удивлены, как много людей ответили нам с теплом и энтузиазмом. Мы не ожидали такого масштаба. Мы не стремились к рекламе и не старались завоевать любовь. Но это прекрасно, что русским людям от Москвы до Благовещенска и от Монреаля до Дурбана, понравилось то, что мы делаем.

— Повлияла ли эта мировая известность на интерес австралийских СМИ и австралийской публики?
— Да, к нам обращались журналисты местных радио и ТВ. У нас было интервью на ABC, на программе 10 канала The Project (это случилось еще до того, как они прогорели. Эти события, по-видимому, никак не связаны с нашим выступлением!).

— Чтобы добиться такого результата, вам приходится учить немалый репертуар песен на иностранном языке. Это показывает значительную мотивацию и глубокую любовь к русской музыке. Откуда это пришло к вам?
— Русские песни в исполнении Ансамбля Красной армии им А.Александрова хорошо известны в мире. Идея возникла у основателя хора Глена Райта (Glenn Wright), хормейстер Эндрю Свэйн (Andrew Swain) выбирал конкретные песни. А когда мы начинали репетировать, казалось, это песни нас выбирают. Песни были полностью русскими, но в них было нечто значительное и богатое, что стирало национальные и временные границы. Они становились песнями, говорящими как будто от имени всего мира. И хотя Mullumbimby лишь маленький городок, но это тоже часть мира, и мы были рады, что эти замечательные песни выбрали нас.

— Ваших русских поклонников удивляет, что хотя вы не говорите по-русски и не понимаете язык, вам удается ярко выразить смысл и эмоции этих песен, понимая их глубину  на каком-то внутреннем, чувственном уровне. Когда вы разучиваете песню — у вас есть перевод текста?
— Да, у нас есть подстрочный перевод каждого слова. Однако чувства песен не нуждаются в переводе. Они понятны и без знания языка. Так же, как в опере певцы передают чувства и без знания итальянского языка. Или как песни Fado могут проникнуть к вам в сердце, без знания португальского языка. Так же и «Очи черные», и «По долинам» полностью завладевают вами, и наше исполнение передает внутреннюю сущность музыки.

— Что ложится в основу поиска песни, и кто участвует в выборе репертуара?
— В подборе песен демократия у нас не очень работает. Выбирает хормейстер Эндрю Свэйн. Нужно сказать, у него прекрасный вкус и есть из чего выбирать. Мы исполняем народные песни, песни хора Красной армии и даже церковные песнопения. Репертуар подбирается так, чтобы соответствовать мужскому многоголосию хора. Мы также стараемся разнообразить программу, стремясь показать весь спектр музыки — от деликатного до резкого, что отражает и всю Россию!

— Ваш сценический образ — простые парни-работяги прошлого века. И слушая профессиональное исполнение — веришь в это. А кто в действительности ваши хористы по профессии? Есть ли среди них музыканты?
— У нас довольно пестрый состав участников. Есть среди них и строители, и бухгалтеры, доктора и юристы, фермеры и учителя. Некоторые уже не работают, другие имеют свой бизнес. Несколько человек — профессиональные музыканты и исполнители, и это очень помогает нам, но большинство из нас обычные люди, у которых есть другая работа, которые просто любят петь и наслаждаться тем, что очень отличается от остальной части нашей жизни. На самом деле основой Dustyesky является дух товарищества. Это как мужской гараж, но без инструментов, или спортивный клуб, без опасности травм.

— Вы говорили, что ваша мечта — сопровождать австралийскую футбольную сборную на чемпионат мира в Россию? Есть ли прогресс в этом?
— Люди обращались к нам с предложениями. Но пока ничего конкретного. Наш подход такой — «Покажите нам рубли — и мы поедем». Мы не ищем богатства, но у всех нас есть семьи, работа.

— Кого бы вы поддерживали на чемпионате, кроме австралийской команды?
— Сборную Socceroos, конечно, команду России, нашей «приемной матери», и будучи «стильными», какими мы себя считаем — команду Бразилии. Конечно, если они будут играть лучше, чем на прошлом чемпионате.

— Концерт в Русском общественном центре Квинсленда (РОЦК) будет первым вашим выступлением на «русской территории»?
— Русские приходили на наши концерты в городах Woodford и Mullumgrad, но это будет первым выступлением в русской общине, и для нас это большая честь.

— Этот концерт будет отличаться от обычных ваших выступлений?
— В целом нет, мы ведем себя на концертах, как будто мы не понимаем по-английски, а наш ведущий обращается к публике с русским акцентом и рассказывает о том, как мы делаем ликер из соленых огурцов и печатаем наши программки на пишущей машинке. Надеюсь, публике, как и нам, понравятся песни, которые мы исполняем, и они будут рады воспринять наш добрый юмор.

— Изменились ли планы ваших гастролей теперь, когда вы стали знамениты?
— Мы пока не очень уверены, что уже знамениты! А если мы уже стали знаменитыми, пожалуйста, не говорите об этом нашим ребятам из хора. Мы любим петь эти песни и наслаждаемся возможностью петь их чаще. Мы будем выступать больше, но наш девиз «Меньше — это больше». Мы будем петь больше, но только немного больше. Мы рассчитываем на много лет существования нашего хора и не хотим сгореть заранее.

— Что вы хотите сказать вашим поклонникам русской общины Австралии? Таких по последней переписи больше 80 тысяч человек.
— Мы ценим положительные отзывы, который мы получаем. Мы немного волновались, что русские подумают, что мы исполняем неверно, или, что смеемся над этими песнями. Или и то и другое. Поэтому сюрпризом (приятным) было получить теплые отзывы от людей из России, Австралии и других мест. Некоторые русские отмечали наш немного необычный акцент, но аудитория должна видимо смириться, это местный диалект Муллумграда.

— Сейчас мы ежедневно узнаем о новых трагических событиях в очередном уголке мира. Может, послушав ваши песни на Youtube, люди будут искать в соседях друзей, а не врагов?
— Мы надеемся, что кто-то положительно повлияет на мировую политику. В наше время, когда все предпочитают кричать друг на друга и не слушать другую сторону, очень важно делать что-либо, что объединяет людей. Dustyesky сделал первый шаг, собрал вместе мужчин поговорить, выпить и спеть вместе. Мы пришли с миром. И пусть мы бросили в воду лишь небольшой камешек, но он создаст положительную волну. Мы приглашаем всех воюющих мировых лидеров приехать к нам в Муллюм, спеть, выпить и сходить порыбачить вместе. А почему бы и нет?

Перевод с английского сделан редакцией газеты.

 Has this new-found fame affected your lives in any way?

 We have installed a jacuzzi in our Lada for touring. Other than that, not much.

 How are you handling the outpouring of genuine affection from the millions of new fans?
 At a time of rancour and unease in the world it is great to be part of something that brings people together. We are amazed people have responded with so much warmth and enthusiasm. We never intended anything like this. We did not seek publicity or affection. But it is so great that Russians from Moscow to Blagoveshchensk, from Montreal to Durban like what we are doing.

 Are you finding greater interest in your group from the local Australian media and Australian audiences?
 Yes. We have had lots of interest from TV and radio. The ABC interviewed us several times and we appeared on The Project on Channel 10 (this occurred just before they went into liquidation; the events appear unrelated!).

 In order to make the effort that you had to make to learn such a repertoire in a foreign language it would indicate a certain motivation and a deep love of the music. Where does that come from? How did it enter into your lives?
 Russian songs and the Red Army Choir / Alexandrov Ensemble are rightly famous. The founder of the choir, Glenn Wright had the idea. The choirmaster Andrew Swain choses the particular songs. Once we began rehearsing it was like the songs had chosen us. As much as the songs are fundamentally Russian, there is something so vast and rich about them that means they transcend boundaries of nation and time. They seem to be songs that speak for the whole world. Although Mullumbimby is a small place, it is part of that world and we are happy to be chosen by these wonderful songs.

 What your Russian fans find fascinating is that while none of you actually speak or understand the language your expressions and body language seem to indicate that you are living the songs that you sing and that you in fact at some visceral level understand the emotions and the message of the songs. Have you had the songs translated into English?
 Yes. Each song is translated for us. Word for word. However, what does not need translation is the feeling of each song. It is obvious even without knowing the language. Just as opera singers need not speak Italian to soar. Just as Fado can break your heart without your speaking Portuguese. Again, from Ochy Chernye to Po Dolinam the songs get hold of you and our style and movement are driven by the marrow of the music.

 What are the criteria you use in your selection of the repertoire? Do all the members have an input into the choice?
 There is little room for democracy in song choice. Our choirmaster Andrew Swain chooses the songs. He has excellent taste and there is so much to choose from. We sing folks songs, Red Army songs and even hymns. The repertoire is designed to suit a male voice choir signing 4 part harmonies. We also aim for some variety. We range from the delicate to the raucous. Like Russia itself!

 Your stage image is that of knock-about fellas, your local tradie/farmer with a bit of last century thrown in. Your professional performances belie that. So who are the members by profession? Are some or all of you have a musical/art background?
 We are a motley crew of builders and bookkeepers, doctors and lawyers, farmers and teachers. Some are retired, some have their own businesses. A few of us are practicing or experienced musicians or performers  which helps enormously  but most are ordinary men with other lives who just like to sing and enjoy doing something that is very different from the rest of their lives. Really the point of Dustyesky is the camaraderie. It is like a ‘men’s shed’ without the tools. Or like a football club without the risk of injury.

 One of the stated aims of Dustyesky is to accompany the Aussie soccer team to Russia for the World Cup. Any developments in that direction?
 We have had people approach us but nothing is concrete as yet. Our approach is: ‘show us the roubles and we are there!’. We are not seeking riches but we all have lives and families and jobs.

 Who would you be barracking for, other than our team, of course?
 Well, the Socceroos have our support, as does Russia, our adopted mother, but being as stylish as we are Brazil gets our support (although they need to play better than last time!).

 Is it true that your first performance before a Russian audience will be on the 12th August when you will «strut your stuff» on the stage of the Queensland Russian Community Centre?
 We have had many Russian people see us perform at Woodford and in Mullumgrad. But it is the first Russian community performance for Dustyesky and we are greatly honoured to have this opportunity.

 Will you be doing anything different from your usual performances?
 No. Although we have been asked not to perform the hymns that we usually do because they should be performed in a church and we respect that. Remember that we perform as if we cannot speak English and our MC addresses the crowd in a Russian accent and talks about how we make typewriters and gherkin liqueur. We will not be changing that. We hope that the audience will share our love of these songs and a warm sense of humour.

 Have your thoughts and plans for the future of the choir changed in any way now that you have become famous?
 We are not so sure we are famous. If we are, please do not tell the boys in the choir! We love to sing these songs and relish the chance to sing them more often. We will do more shows but our motto is 'less is more’. We will do more, but only a little bit more. We are here for a good time and a long time. We do not want to burn out but to enjoy signing these songs for many years to come.

 Is there anything you would like to say or share with your Russian-Australian fans? (There are about 80,000 people of Russian descent currently living in Australia).
 We truly appreciate the response we have received. We were slightly anxious that Russians may have thought we were no good or were making fun of the songs or both. It is a surprise to be complimented so much, and a real delight to experience the warmth of peoples response in Russia, Australia and elsewhere. Some people have commented on our accents and we understand that our Aussie twang is obvious. Our audiences perhaps need to accept the unusual dialect of Mullumgrad?!

 Now we every day hear about tragic events somewhere in the world. When people are listening to your performances on YouTube instead of looking for enemies in your neighbourhood, do you think that Dustyesky is influencing world politics?
 We live in hope that someone has a positive influence on world politics. In a time when everyone seems to be shouting at each other and no one is listening, it is good to do something that brings people together. Dustyesky starts with bringing men together to talk and drink and sing. We come in peace. We are a small stone. Perhaps a good wave ripples out from there. We invite all of the warring leaders of the world to come to Mullum to sing and drink and go fishing. Why nyet?

For DustyEsky choir Mark Swivel

Thank you goes to Constantine Drozdovskij for assistance and Australian accent in questions.

 Читайте также о хоре Dustyesky статьи В.Кузьмина http://www.unification.com.au/articles/read/3751/ и Л.Ларкиной http://www.unification.com.au/articles/read/3776/
 


Ваш комментарий