Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Диверсанты Отто Скорцени в Арденнском сражении

Историк-любитель, геолог Владимир Крупник из Перта, знакомит наших читателей с любопытной малоизвестной страницей Второй мировой войны.

ПРЕЛЮДИЯ

Последняя попытка немецкого командования переломить ситуацию на западноевропейском фронте на рубеже 1944/45 гг. была авантюрой, не подкрепленной наличием достаточного количества людских и материальных резервов. Авантюрный характер этого наступления, в немалой степени, подчеркивают вызревшие в мозгу Гитлера и наспех организованные операции Greif и Stösser. Фюрер намеревался силами нескольких тысяч англоговорящих диверсантов, одетых в американскую форму, посеять панику и хаос в тылу американцев и захватить невредимыми расположенные глубоко в тылу противника мосты через реку Маас силами специально созданной из трофейной техники танковой бригады. Руководителем операции Greif он назначил своего любимца - имевшего репутацию удачливого диверсанта оберштурмбанфюрера SS Отто Скорцени.

 

Концепция операции была относительно простой. Предполагалось, что подчиненные Скорцени части будут следовать непосредственно за ударными танковыми частями после первоначального прорыва. По достижении гряды Hohe Venn (7-8 км к СВ от городка Мальмеди (Malmedy)) им предстояло обойти передовые танковые полки и двинуться в направлении долины реки Маас. Разведывательные группы должны будут находиться в авангарде, чтобы осуществлять рекогносцировку путей дальнейшего продвижения и вести наблюдение за состоянием мостов. Основная часть людей Скорцени будет разбита на три боевые группы. Каждая из этих групп изначально будет продвигаться вслед за наступающими 1-й Танковой Дивизией, 12-й Танковой Дивизией и 12-й Пехотной Дивизией. Разведгруппы будут продвигаться непосредственно впереди наступающих дивизий и сообщать данные об оборонительных возможностях противника. Группы диверсантов будут проводить акты саботажа, нарушать линии связи и сеять панику среди обороняющихся. После захвата мостов они будут переданы в распоряжение 1-го Танкового Корпуса SS. Подразделения Скорцени продолжат совершать диверсии в тылу противника и глубокие рекогносцировочные рейды. Все это должно было произойти на второй день наступления. Предполагалось, что люди Скорцени не будут действовать в тылу противника только сами по себе. Фельдмаршал Модель, командующий готовящейся к наступлению Группы Армий «В», 4 декабря предложил Гитлеру провести еще одну специальную операцию – высадку воздушного десанта в районе города Кренкельт (Krinkelt), чтобы заблокировать перемещения противника в южном направлении, во фланг атакующей 6-й Танковой Армии. Гитлер одобрил идею и утвердил этот план, хотя переместил участок высадки к северу от Мальмеди. Командующим десантной группой был назначен полковник фон дер Хайдте, который узнал о новом назначении 8 декабря… Имея всего неделю на подготовку, Хайдте должен был собрать боевую часть, высадиться в тылу противника в районе городка Барак Мишель и захватить важнейший дорожный узел, тем самым обеспечив дальнейшее продвижение танковых частей.

 

ПОДГОТОВКА

Планируя операцию, получившую название Greif, Скорцени расcчитал, что для ее осуществления потребуется большое количество трофейной техники, но собранной трофейной техники и обмундирования оказалось совершенно недостаточно. Например, трофейного стрелкового оружия было достаточно только для половины намечаемого количества диверсантов. Сколоченной Скорцени и получившей номер 150 танковой бригаде (бригадой это подразделение можно было назвать только на бумаге) предстояло, взаимодействуя с его людьми и с выброшенным в тылу немцев в рамках операции Stösser воздушным десантом, захватить мосты через Маас, тем самым обеспечив дальнейшее продвижение 6-й Танковой Армии.

Не лучше дела обстояли с поиском людей, умеющих говорить по-английски. Всего было найдено 10 человек, свободно говоривших по-английски и знавших американский сленг. Никто из них не имел опыта боевых действий в тылу противника. Военнослужащие с хорошим уровнем английского были собраны в специальную роту Einheit Stielau и получили наилучшее снаряжение и экипировку. В этой роте было 11 перемещающихся на джипах команд (в каждой по одному человеку, свободно говорившему по-английски), нацеленных на получение разведданных и акты саботажа, включая подрыв мостов, складов боеприпасов и горючего, нарушение линий связи, перемещение дорожных знаков, распространение ложных команд. Обучение диверсантов заняло буквально 4-5 недель, и, по воспоминаниям Скорцени, ни в коей мере не было достаточным. Примечательно, что языковая практика диверсантов включала чтение американских книг, просмотр фильмов и даже пребывание в лагерях для военнопленных американцев в Кюстрине и Лимбурге, тесное общение с ними и изучение их манер и привычек.

Фон дер Хайдте имел еще меньше времени и возможностей для подготовки, чем Скорцени. У него были буквально считанные дни на подготовку, участки выброса были определены в последние дни перед операцией, установки для координации действий с боевыми группами Скорцени и наступающими танковыми частями были неясными и, в значительной степени, основывались на инициативе самих десантников. Впрочем, как писал потом Скорцени, это было характерно для всех намеченных диверсионно-разведывательных операций. Сам Хайдте позднее говорил, что боевой дух парашютистов был невысок: эти люди были собраны из различных воинских подразделений, и командиры вовсе не собирались отдавать своих лучших людей. Некоторые десантники вообще должны были прыгать с парашютом в первый раз в жизни!  Надо отметить, что Скорцени и Хайдте прекрасно видели, что с таким уровнем подготовки операции Greif и Stösser обречены на провал, и обращались к своим вышестоящим командирам с просьбой отменить их. Скорцени позднее писал, что упомянул об этом в разговоре с Гитлером. По его словам, ответ фюрера был таков: «Это идиотизм, но это произошло. Мы уже не можем отменить вашу операцию.»

 

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ

 

Предчувствия не обманули Хайдте – высадка в три часа утра 17 декабря около 1000 преимущественно плохо обученных десантников в метель, в условиях низкой облачности, из самолетов, ведомых совершенно неподготовленными к этой миссии пилотами, стала катастрофой. Неопытные парашютисты гибли при приземлении, получали травмы и замерзали, все полевые рации оказались разбитыми... Предполагалось, что десант должен будет захватить стратегически важный перекресток в 11 км к северу от Мальмеди и удерживать его до прибытия 12-й Танковой Дивизии SS. Однако в результате навигационных ошибок десант оказался рассеянным по большой площади, и не более 300 человек сумели найти друг друга в намеченной зоне сбора. Имея более чем ограниченный резерв боеприпасов и продовольствия, Хайдте предпринял попытку прорваться через линию фронта к своим – это удалось только 100-150 десантникам. Сам Хайдте, раненый и обмороженный, сдался в плен американцам...

В конечном итоге, действия роты Stielau оказались наиболее успешными из всех, предпринятых людьми Скорцени и Хайдте. Всего 16 декабря в тыл врага ушли, как сообщил на послевоенном допросе Скорцени, девять боевых команд этой роты (вероятно, их было не менее десяти – ВК). Один джип, по некоторым сведениям, подорвался на мине, не достигнув линии фронта, и двое из троих диверсантов, сидевших в нем, погибли. Как вспоминал Скорцени, две группы будут захвачены американцами. Однакотаких групп было три, а не две – то ли Cкорцени изменила память, то ли он, по каким-то причинам, решил не говорить об этом. Еще четыре-пять (?) групп выполнят поставленные перед ними задачи, а сообщениям от еще двух групп он просто не стал доверять. Одна из групп достигла конечной цели – одного из мостов через реку Маас, находившегося более чем в 160 км за линией фронта. Она установила, что мост охраняется небольшой группой солдат, передала эту и прочую информацию по радио и сумела выйти в расположение своих войск. Еще одна команда сумела выйти к мосту через Маас неподалеку от Льежа и установила, что американцы не предприняли дополнительных мер по охране моста. Вероятно, этой команде удалось направить полк 84-й пехотной дивизии по неверному пути, замедлив его продвижение к зоне боевых действий. Возможно, еще одной команде удалось сбить с толку две роты американцев и вынудить их отступить от пересечения дорог в районе города Пото: диверсанты сообщили американцам, что город уже обошли немцыс обоих флангов. 17-го декабря еще одной диверсионной команде удалось переставить дорожные знаки, сбить с толку направленный на усиление позиций в районе городка Вем целый американский полк и направить американцев по неверному пути. Одна из команд сумела взорвать значительную часть склада боеприпасов вечером 16-го декабря и перерезать полевые телефонные кабели американцев на нескольких участках, нарушив связь между генералами Ходжесом и Брэдли в критические первые часы сражения. Возможно, вечером 17 декабря эта же команда сумела помешать подрыву моста через реку Амбьев в городке Ставло. Солдаты из 5-го батальона бельгийцев заметили «подозрительно выглядевших» американцев среди саперов, готовивших мост к взрыву, но так и не сообщили об этом. В итоге, по странному стечению обстоятельств, мост был захвачен боевой группой Пайпера в целости и сохранности, что обеспечило его дальнейшее продвижение...

Американцами были в полном составе захвачены три перемещавшиеся на джипах боевые команды. Одна из них не знала пароля и не сумела ответить на соответствующий вопрос постовых военной полиции. Первоначально солдаты с фамилиями Laurence, Sensenbach, и Van der Werth не показались американцам подозрительными, но обыск джипа однозначно показал, что это были диверсанты: в нем были большие суммы денег, немецкое оружие и взрывчатка, а также солдатские книжки, указывавшие, что перед американцами были солдаты противника. Это были Гюнтер Биллинг (Billing), Вильгельм Шмидт (Schmidt) и Манфред Пернасс (Pernass). На допросе немцы рассказали все и даже донесли до американцев слухи о том, что диверсанты Скорцени намеревались проникнуть в Париж и похитить Эйзенхауэра! 23.12.1944 тройка была расстреляна. Захват этой группы настроил американцев на серьезный лад, и были приняты энергичные меры по усилению контроля за перемещением машин и людей по прифронтовым дорогам.  

Еще одна команда была остановлена неподалеку от моста через Маас. Под американской формой была быстро обнаружена немецкая, а в джипе нашли немецкое оружие и взрывчатку. 26-го декабря была расстреляна еще тройка диверсантов – Карлхайнц Вайзенфельд (Weisenfeld), Манфред Бронни (Bronny) и Ханс Райх (Reich). Диверсанты оставили немецкую форму под американской по указанию самого Гитлера. Это сопровождалось строгим приказом Скорцени не вступать в бой с американцами в форме противника: в этом случае им, как шпионам, при попадании в плен однозначно грозила смертная казнь. Поэтому при необходимости вступить в бой диверсантам было предписано снимать американскую форму.

Тем не менее, как минимум, одна скоротечная перестрелка имела место. По отрывочным сведениям, в ней участвовала команда, ведомая обер-лейтенантом Вольфгангом Шмидхубером (Wolfgang Schmidhuber). Джип с тремя коммандос остановился на некотором расстоянии от американского патруля, Шмидхубер вышел из машины и направился к американцам. Хотя ему из-за его слабого знания английского было категорические запрещено открывать рот, он вступил с переговоры. Закончилось это перестрелкой, в которой Шмидхубер был убит. Двое его товарищей сумели благополучно вернуться.

Вопрос о том, сколько диверсантов Скорцени было захвачено в плен и казнено, и все ли из них были брошены в бой непосредственно при его участии, остается открытым, в разных источниках приводятся совершенно противоречивые сведения. Итак, кроме первых шести, еще одиннадцать коммандос были схвачены американцами в своем тылу, достоверно известно, что 9 из них были расстреляны. Скорцени на допросах после войны утверждал, что эти люди не входили в роту Stielau и, скорее всего, были заброшены в тыл противника по инициативе командиров полевых подразделений. В этом случае Скорцени, по-видимому, не сказал всей правды. Кем были одиннадцать диверсантов, прошедших в последние дни 1944 г. через американский военно-полевой суд и принадлежность которых к роте Stielau Скорцени отрицал? В семерку расстрелянных в одной группе попали: Гюнтер Шильц (Günther Schilz), Эрхард Мигель (Erhard Miegel), Хорст Гёрлих (Horst Görlich), Арно Краузе (Arno Krause), Роберт Поллак (Robert Pollack), Рольф Майер (Rolf Benjamin Meyer), Ханс Витзак (Hans Wittsack) - все казнены 30.12.1944. Об обстоятельствах их задержания писал американский исследователь Джон Менделсон написал следующее:

… 150-я Танковая Бригада послала семерых своих солдат в американской военной форме, пешим ходом, за линию фронта, поставив задачу выяснить местонахождение артиллерийской батареи американцев близ города Жеромон. Из разговора с артиллеристами им предстояло выяснить точное нахождение батареи и их намерений. Американские артиллеристы оказались негостеприимными хозяевами. Семеро шпионов были задержаны и отправлены в отдел контрразведки 30-й Дивизии, откуда были оперативно переправлены в отдел контрразведки 301-й Дивизии. [От них] была получена дополнительная информация относительно [возможного] покушения на Эйзенхауэра… Семеро коммандос были казнены 30 декабря, через четыре дня после вынесения приговора Военной Комиссией США. Все семеро были военнослужащими Einheit Stielau.

Было расстреляно еще двое коммандос: Отто Штруллер (Otto Struller) - 13.01.1945) и Шульц (Günther Ernst Schulz). Упоминаются еще два имени захваченных в плен вместе со Штруллером и прошедших через военно-полевой суд немцев: Alfred Franz и Antoni Morzuck. Достоверно их судьба неизвестна. Штруллер был известным в довоенной Германии артистом балета и в 1934-36 гг. жил в Великобритании, куда его труппа переехала из-за того, что в ее составе были евреи. Он с успехом гастролировал и за океаном и, вероятно, по-английски говорил довольно бегло. Вот что пишет об обстоятельствах его гибели Джон Менделсон:

… Ефрейтор Отто Штруллер … был одним из находившихся в составе команд, передвигавшихся на джипах… Бывший артист балета, Штруллер предпочел начать обсуждение своих успехов на нью-йоркской сцене, но те, кто его допрашивал, больше интересовались неудачей, постигшей его в Арденнах. Он отрицал свою принадлежность к [роте] Eineheit Stielau или любой другой организованной группе англоговорящих немецких солдат, повторив несколько раз, что он не знал, в какой части служил до плена, и отрицая то, что в ходу была какая-либо организованная практика введения противника в заблуждение силами немцев, переодетых в американцев и использующих американское снаряжение. Он пояснил, что его миссия заключалась просто в разведке, а не в саботаже или шпионаже... Он прошел через судебные процедуры, получил обвинительный приговор и был казнен.   

Гюнтер Шульц был казнен только 14.06.1945, хотя попал в плен уже 19.12.1944. Он также входил в команду, перемещавшуюся на джипе, так что нет оснований считать, что эта команда действовала без ведома Скорцени. Обстоятельства, при которых это произошло, неизвестны, во всяком случае, двое его товарищей или погибли, или им удалось избежать плена и расстрела.

В рядах коммандос были люди с англоязычным бэкграундом. Вайзенфельд родился в США (Бруклин) в 1923 г. и вернулся в Германию с родителями в 1935-м (?). Бронни родился в Германии в 1920-м, в 1929 г. вместе с семьей эмигрировал в Канаду и вернулся в Германию в 1939-м. Поллак, хотя и родился в Германии в 1922 г., вырос в Австралии и даже успел получить гражданство этой страны (гражданином Австралии был и его отец). Он вернулся на родину в 1939-м, а в 1942-м получил германское гражданство. Можно не сомневаться в том, что эти первые трое свободно говорили по-английски.

Как уже говорилось, 150-я Бригада должна была следовать в первые два дня наступления в Арденнах за атакующими 1-й и 12-й Танковыми Дивизиями SS и 12-й Пехотной Дивизией, с тем чтобы позднее оторваться от них и пробиться к мостам через Маас. Однако танковые дивизии не сумели достичь намеченных рубежей в первые два дня, и в дальнейшем 150-я Бригада, действовала как обычная часть. 21 декабря она приняла участие в безуспешных атаках на городок Мальмеди. Военнослужащие бригады, по некоторым сведениям, уже примерившие американскую форму, вновь переоделись в немецкую, но на их технике так и остались красоваться американские опознавательные знаки.

Операции роты Stielau, безусловно, достигли успеха. Коммандос сумели собрать и передать ценную разведывательную информацию в первые два дня операции, внести сумятицу и элементы паники в ряды американцев, нарушить во многих местах связь. Вот что писал об этом командовавший наземными американскими войсками в Европе генерал Омар Брэдли:

Ни звание, ни документы не могли спасти никого от допроса на всех перекрестках. Все без исключения от рядового до генерала должны были доказывать свою принадлежность к армии США. Эти проверки обычно включали «чисто» американские вопросы, начиная от спортивной жизни и кончая кинозвездами и президентами. Неверный ответ приводил к задержанию и новым допросам.

Страх перед диверсантами докатился до Парижа. Получив от допрошенных немцев сведения о том, что планируется похищение Эйзенхауэра (или покушение на его жизнь), американцы, зная репутацию Скорцени, не стали играть с огнем и просто не выпускали своего командующего из штабного здания в Версале. Мания подозрительности в прифронтовой зоне привела к тому, что военная полиция и патрули несколько раз открывали огонь по показавшимся им подозрительными солдатам – 20 декабря двое американцев были убиты своими же близ Бельвью (Bellevue, Бельгия). Еще двое GI были убиты и несколько ранены в подобной ситуации 2 января (!) 1945 г.. Возможно, не все подобные случаи стали достоянием гласности...

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Арденнское наступление немцев провалилось. Определенным достижением Скорцени и небольшой группы его диверсантов стало распространение панических настроений и шпиономании, охвативших чуть ли не все американские войска, находившиеся в Западной Европе. Правда, это скорее способствовало ужесточению военно-полицейских мер и быстрому наведению порядка в тылу и прифронтовой полосе. Однако операция Greif оставила яркий след в массовой культуре – практически все голливудские фильмы, посвященные Арденнскому сражению, включают в себя далеко не всегда правдоподобные эпизоды с появлением свободно говорящих по-английски немецких диверсантов. Впрочем, кино есть кино, и кинематография далеко не всегда претендует на полную историчность.

Желающие прочитать полный вариант статьи могут найти ее по этой ссылке:

https://warsstories.files.wordpress.com/2015/09/skorzenny_final.pdf


Ваш комментарий