Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Заметки о путешествии в Тасманию и немного истории

Тасмания или земля Ван-Димена — такой далекий австралийский штат-остров или скорее архипелаг, окруженный мириадами больших и малых островков по всему периметру изрезанной береговой линии… Уже почти 30 лет я живу в Австралии, но попасть сюда довелось только сейчас. Оказалось все просто — приземлившись в Хобарте, мы взяли напрокат машину и покатились…

Решено было за четыре дня совершить только ознакомительную поездку, чтобы потом вернуться в те места, где особенно понравилось. Двигались в направлении против часовой стрелки, сначала вдоль побережья, на северо-восток, до городка Скамандер и Бухты Огней, где заночевали.
На следующий день ехали в основном на запад — посетили Лонсестон, краем обогнули национальный парк с длинным названием Крадл Маунтин-Лейк Сейнт Клэр и на ночлег остановились в заброшенном горняцком поселке Квинстаун, который судя по остаткам архитектурного величия знавал и лучшие времена.
Третий день прошел в пересечении горно-альпийских ландшафтов национальных парков Франклин-Гордон Уайлд Риверс и Маунт Филд, а его остаток — в посещении частного музея.
В начале 2011 года усилиями австралийского мецената Дэвида Уолша в живописном пригороде Хобарта на берегу Дервент Ривер появилось это экзотическое заведение — Museum of Old and New Art (MONA). В монолите из песчаника было вырублено многоуровневое помещение фантастического дизайна, где Уолш разместил свою «самую большую в Южном полушарии» частную коллекцию произведений искусства.
Последний день пути мы оставили на осмотр Порт-Артура и самого Хобарта.
О нашей поездке пишу хронологично, так как для полного изложения впечатлений не хватит и нескольких номеров газеты. Могу сказать, что всю дорогу я просидела с открытым от удивления ртом — такой концентрации природного великолепия, дополненного красотой человеческих творений, встречаешь не часто… Конечно, изначально все на этой земле было создано почти 76 тысячной армией английских каторжан, ссылаемых сюда Британским правительством в период с 1804 по 1853 гг. Именно они строили дороги, рубили лес, работали в шахтах и на фермах, точили песчаник и строили из него прекрасные здания и церкви. Уже ко второй трети 19 века их рабский труд превратил остров в райский уголок и… важный объект туризма с материковой Австралии.

О Тасмании, как о новом туристическом направлении, еще в 1881 году в журнале «Отечественные записки» (1883) написал русский путешественник Эдуард Циммерман: «Для неусидчивых англичан она (М. П. Ван-Дименова земля) как бы предназначена заменить собою здесь отчасти и Швейцарию, и всякие воды. С этой целью пароходные компании, поддерживающие… сообщения с островом, устраивают даже летние экскурсии по удешевленным ценам».
Сам Циммерман из Мельбурна на комфортабельном пароходе приехал в Лонсестон, а затем по железной дороге пересек остров до Хобарта. Вот как он описывает морскую часть своего путешествия: «Выбравшись к вечеру из спокойного залива Порта Филлипа, пароход пошел по волнам опасного своими мелями и коралловыми рифами Бассова пролива… Мы не избавились только от небольшой качки, вследствие чего заболело несколько пассажиров. Но на рассвете и качка прекратилась. Пароход вошел в узкий, довольно глубоко врезавшийся в землю залив Порта Дерлимпля, составляющий как бы продолжение устья реки Тамар, так что не разберешь, где собственно кончается река и где начинается залив… Пассажиры повеселели в виду живописных зеленеющих берегов, освещенных яркими лучами восходящего солнца. Местами, то с одной, то с другой стороны поднимались холмы с отлогими скатами, по которым изредка попадались деревянные домики, окруженные фруктовыми садами, огородами и полями. А вдали виднелись более высокие горы, служа общим фоном веселого пейзажа. К полудню мы пристали к городу Лонсестону, приютившемуся в окруженной с трех сторон горами лощиной, на левом берегу, там, где две речки, сливаясь вместе, образуют Тамар».
Циммерман далее пишет, что «на остров приезжают если и не совсем больные, для которых доктора так ревностно рекомендуют остров, а напротив, как казалось мне, вполне здоровые, но ищущие успокоения от всяких коммерческих и политических тревог». То есть на современном языке это экологические туристы, практикующие пешие прогулки по горам, рыбалку, охоту.

Одним из таких путешествующих по Тасмании туристов стал генеральный консул Российской империи в Австралии и Новой Зеландии барон Матвей Матвеевич Геденштром. Тем же маршрутом, что и Циммерман, он с женой 1 апреля 1909 года на пароходе «Лунгана» прибыл в Лонсестон. Это была официальная ознакомительная поездка консула, которую он совместил с начинавшимися 6 апреля Пасхальными каникулами. Их он предполагал провести на восточном побережье, в Скамандере. До Хобарта 3 апреля добрались поездом и остановились в знаменитом Ориент отеле.
В шикарном холе отеля он сообщил корреспонденту Daily Post, что находится в Австралии уже 13 месяцев, посетил все штаты, но в Тасмании впервые и совершенно очарован Хобартом. Уточнил, что пробудет на острове 10–12 дней и что особо интересуется рабочим законодательством и условиями труда рабочих. Геденштром категорично заявил, что если Австралия это оплот профсоюзов, то в России их нет. «Профсоюзы — против свободы. Никто не любит профсоюзы кроме их самих. Они стремятся раздавить людей, — продолжил консул. — Я полагаю, по возвращении в Россию вы напишете вашему правительству о состоянии наших дел?» — спросил корреспондент. «Да, — с улыбкой ответил Геденштром, — я уже написал об этом более 2000 страниц». Тем не менее он также честно заметил, что иностранцам есть чему поучиться у Австралии и что его правительство очень интересуется австралийским рабочим законодательством.
Его интервью было опубликовано в субботу, а уже во вторник, 6 апреля, Daily Post поместила язвительный ответ консулу от некого местного жителя г-на W. H. Pudmore, проживающего на Муррэй Стрит. Вот последний абзац его ответа: «Русский крестьянин есть раб, и он не имеет права высказывать свободно свое политическое мнение, если не готов за это отправиться в Сибирь или какой-то столь же приятный курорт. Где же его свобода? Я лишь согласен с бароном, когда он говорит, что иностранцам есть чему поучиться у Австралии. Во всяком случае, для изучения профсоюзов он приехал в правильное место. Пожалуй, барон сможет предложить лучший заменитель профсоюзов?».
Но 6 апреля барон Геденштром с супругой уже отправился в Скамандер, куда ему почему-то ехать категорически не советовали, и вряд ли читал ответ г-на W. H. Pudmore. А если и прочитал?…

А мы последнюю ночь также провели в Ориент отеле, что на Муррэй Стрит, и узнали совершенно потрясающую историю. Оказывается, известная уроженка Хобарта Мэри Дональдсон, ставшая в 2004 году принцессой Мэри, выйдя замуж за наследного принца Дании, была не первой. 20 января 1926 года в Хобарте богатая простолюдинка Паулина Курран вышла замуж за русского князя Максимилиана (Макса) Петровича Меликишвили (Меликов). Он принадлежал к роду армянских князей Меликовых (или Меликишвили), с 1783 года состоявших на русской службе. Макс закончил кадетский корпус в Варшаве и затем служил в Чеченском конном полку. Всю Первую мировую войну он воевал в составе 13-го Гусарского кавалерийского Императорского полка, а затем уже против большевиков. В 1918 году вместе с Деникинской армией он ушел в Северную Персию, где продолжал участвовать во военных действиях, а в 1921 году приехал в Европу.

Паулина и Макс встретились в Лондоне, где она присматривала себе достойного мужа, а он водил такси и был ее временным шофером. Обедневший князь-таксист, бежавший от революции, был конечно не идеальной находкой, но что поделаешь — любовь… Вердикт публики правда был другой — она принесла в брак деньги, а он княжеский титул. Их помолвка произошла в Лондоне 21 января 1925 года, а через год в Хобарте состоялась грандиозная свадьба — венчание в соборе Святого Давида и банкет в Ориент отеле. Весь город гудел в предвкушении этого события. Газета писала: «Так велико было желание людей хоть мельком увидеть первую австралийскую принцессу, что полиции пришлось остановить движение по Муррэй Стрит на три часа. Собор внутри был переполнен и 5-тысячная толпа собралась у ворот, через которую полицейские были вынуждены прокладывать путь для невесты».
Уже много позже, в 1934 году, журнал Australian Women’s Weekly написал: «Те австралийцы, которые встречались с принцем, считают, что он красив, очарователен, популярен и очевидно, влюблен в свою жену»


Ваш комментарий