Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Люблю яркие кофточки и просто обожаю голубцы!

Я всегда была очень активной и много ходила пешком. И вот однажды муж заметил: «Оля, как-то у тебя походка изменилась, туфли что ли неудобные?»

Я ответила, что с туфлями все хорошо. Но сама стала замечать неладное и пошла к врачу. Когда я не смогла выполнить простой тест — пройти по прямой линии — доктор назначил специальные исследования. Вскоре был поставлен диагноз: болезнь двигательного нейрона. Я и не знала о таком заболевании, а вот когда узнала, что меня ожидает, то испытала настоящий шок.
Даже рассказывая о своей болезни, Ольга улыбается. Словно сообщает не о смертельном диагнозе, а о новой яркой кофточке, которых у нее полный гардероб. «Раньше носила больше темные вещи, но теперь золовка мне запретила, — поясняет женщина. — Только яркие цвета, чтобы поднимать настроение себе и окружающим». Уж что — что, а настроение поднять она умеет.
В Русское Благотворительное Общество Ольга Петрова переехала меньше месяца назад и уже успела снискать себе славу самого позитивного человека. «Никогда не видела Ольгу в плохом настроении, — делится со мной одна из медсестер, ухаживающая за женщиной. — Она всегда улыбается, всегда рада поболтать о том, о сем. Обычно общение с больным человеком энергию отнимает, а от нее словно подзаряжаешься».
Диагноз «motor neuron disease» (или болезнь двигательного нейрона) обрушился на Ольгу Леонидовну как гром среди ясного неба — науке по сей день не известны ни причины, ни способы лечения этой болезни. Прогрессирующее заболевание, которое поражает двигательные нейроны в головном и спинном мозге. Постепенная гибель клеток нервной системы приводит к неуклонно нарастающей мышечной слабости, охватывающей все группы мышц. В зависимости от того, какие отделы головного и спинного мозга оказываются пораженными, у больного развивается атрофия ног, рук, нарушаются функции глотания и дыхания. Врачи говорят, что Ольге, в определенном смысле слова, повезло, так как недуг сначала затронул ноги. Сперва она стала ходить с тросточкой, потом с ходунками, а однажды ночью встала с кровати и упала, так как одна нога отказала полностью. Женщина надеялась, что двигательная активность вернется, но этого не случилось. Затем пришла очередь второй ноги, атрофия стремительно стала подниматься выше и выше. Сейчас болезнь захватила уже всю нижнюю половину тела, и Ольга прикована к инвалидному креслу.

— Каждое утро я просыпаюсь и первым делом поднимаю руки, проверяю подвижность пальцев, — рассказывает Ольга Леонидовна. — И если руки двигаются, ухудшений нет, то и слава Богу! Сейчас я уже знаю все об этом заболевании, понимаю механизмы его развития, осознаю, что меня ожидает в ближайшее время. Это смертельный недуг, и продолжительность жизни с ним зачастую составляет 2–5 лет. Можно, конечно, впасть в депрессию и рыдать круглые сутки, спрашивая судьбу, за что мне это, и почему именно я. Но кому от этого будет легче: мне или моим родным? Нет. Я просто испорчу себе и им то время, что мы еще можем провести вместе. Никто из нас не застрахован от роковых случайностей, любой человек может выйти сегодня из дома и попасть под машину. Что же ему теперь, жить и бояться? Какой в этом смысл? Я решила, что во что бы то ни стало буду стараться сохранить свой позитив и жизнелюбие. У меня была такая счастливая жизнь, у меня замечательные подруги, которые навещают меня почти что каждый день. У меня прекрасные дочь и внучка. И самый лучший и самый любимый муж, с которым мы вместе больше 50 лет.

Муж Нестор Иванович долгое время сам ухаживал за супругой: мыл, одевал, кормил. Готовить он, по словам Ольги, никогда не умел, но под ее чутким руководством научился и подчевал любимую жену вкусными блюдами. Раньше супруги всегда широко отмечали праздники, собирая за столом с разносолами всех родных и друзей. Болезнь Ольги не положила конец этой хорошей традиции, только теперь гости сами приносили готовые блюда, а потом помогали Нестору Ивановичу убрать со стола. Много раз Ольга Леонидовна предлагала мужу отдать ее в Дом для пожилых, понимая, что с каждым днем ей будет требоваться все больше и больше ухода. Но он только отмахивался. Но недавно заболел и он, потребовалась серьезная операция и предстоит еще одна. Лишь тогда он согласился на переезд супруги, но с условием, что как только он восстановится после операций — заберет ее обратно. На этих словах Ольга грустно улыбается:

— Получится забрать или не получится — там будет видно. Главное, чтобы его операция прошла хорошо. Он очень переживает, что меня нет рядом, звонит по 4 раза на дню. И я, конечно, скучаю, но подбадриваю его, как могу. Я в хорошем месте, за мной отличный уход. А готовят здесь как вкусно, вот недавно были голубцы, так я добавки попросила. Вы знаете, я просто обожаю голубцы!
Можно еще долго рассказывать об Ольге и ее супруге. Оба они много лет отдали общественной работе и хорошо известны в русской общине. Нестор Иванович был руководителем русской школы, несколько лет состоял в совете директоров РБО, а Ольга Леонидовна тоже всегда была рядом: пекла пирожки для школьного буфета, помогала собирать деньги на разные благотворительные проекты, участвовала в организации балов. Говорит, что всю жизнь была человеком активным, и даже если случится так, что болезнь совсем лишит ее способности двигаться, то уж воспоминания она не отнимет у нее никогда. Она не боится будущего, живет сегодняшним днем и с благодарностью вспоминает о прошлом, в котором было так много всего счастливого!
 


Ваш комментарий