Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Личная Пятидесятница семьи Джэксон

или Тот самый Майами, где Православие говорит по-испански

Ворота в Латинскую Америку
Что бы ни говорили, но православная жизнь в Америке очень отличается от российской. Там более отличается она в Майами, четвертом по населению городе США после Нью-Йорка, Лос-Анджелеса и Чикаго, где есть две русские церкви, греческие и антиохийские, сербские, а два года назад появилась православная испаноязычная миссия. Это от супруги местного батюшки — отца Петра Джэксона — матушки Стиляны, я впервые услышала, что Майами — это столица Латинской Америки. Я бы, все же, сказала так: Ворота в Латинскую Америку, и испанский язык в городе самый распространенный. Если посмотреть на расовый состав населения, то латиноамериканцы составляют 71% населения Майами. Особенно много здесь выходцев с Кубы — 52% от общего количества жителей латиноамериканского происхождения. Дальше, с большим отрывом, следует Никарагуа, Гондурас, Пуэрто-Рико, Доминиканская республика, Колумбия, Мексика. В последнее время поток эмигрантов хлынул из Венесуэлы, оказавшейся после кризиса 2015 года на грани голода и постоянно сотрясающих страну беспорядков.
Статус города Майами официально получил 28 июля 1896 года. В то время в нем проживало чуть более 300 человек, а сейчас — вместе с составляющими его поселениями — население составляет более 5 миллионов.
В западной части города находится район «Маленькая Гавана», 90% жителей которого — выходцы с Кубы, Гондураса, Никарагуа. Архитектура ничем не выдает национальную принадлежность жителей района. Зато каждую последнюю пятницу месяца здесь можно насладиться пышными национальными праздниками с традиционной латиноамериканской кухней, посмотреть музыкальные спектакли. В обычные дни здесь тихо, только в самом центре «Маленькой Гаваны», в парке имени Максимо Гомес пожилые кубинцы играют в домино и дискутируют о политике. За эту многолетнюю традицию парк получил свое второе название — парк «Домино». Под звуки сальсы и меренге здесь всегда можно отведать ароматный кофе, приобрести скрученные вручную сигары.
Кубинская диаспора — самая крупная в Майами. Интересно, что в Америке по сей день действует закон «сухих ног» (полное его название — «сухие ноги — мокрые ноги»). Суть закона такова: если кубинца, который нелегально пытается попасть в США, а точнее, во Флориду, поймали на берегу, то ему дают возможность законно обосноваться в Америке, а если поймали в воде, когда он еще не ступил на американскую землю, то его заворачивают обратно. Принят этот закон был после кубинской революции 1959 года, чтобы насолить вождю революции Фиделю Кастро.
После кубинской революции многие жители Кубы среднего класса стали иммигрировать в Майами. В 1959 году испаноязычное население Майами выросло до 150 тысяч, а к концу 1960-х годов в городе и пригородах обосновалось уже более 400 тысяч кубинских беженцев.
Как в случае с волнами русской иммиграции, вторая волна кубинской иммиграции интеллигентным кубинцам первой волны показалась очень неприятной. Особенно им не нравилось, когда их путали. А в начале 1980-х годов в город переселилось еще около 125 тысяч новых кубинских иммигрантов.
С массовым прибытием иммигрантов-латиноамериканцев город стали покидать местные белые жители среднего класса и не говорящие на испанском языке. Если в 1960 году белое не испаноязычное население составляло 90% населения города, то к 1990 году этот процент упал до менее чем 12%.
На северо-восточной 23-й улице Майами находится величественный храм Святых Апостолов — ровесник города. Более ста лет это был католический собор, последние два года здесь размещается испаноязычная миссионерская община.
Появилась она благодаря усилиям дочерей владельцев здания — доктора Паолы Веббер — основательнице и директору православной классической гимназии «Педея», и директору иммиграционной фирмы Памеле Латхам. Два года назад они обратились с прошением к Первоиерарху Русском Зарубежной Церкви митрополиту Восточно-Американскому и Нью-Йоркскому Илариону с просьбой прислать священника, который окормлял бы местных испаноязычных православных жителей. Тогда в Майами и был направлен священник Петр Джексон.

Русский храм с особеннностями
До крещения отца Петра звали Роберт, или просто Боб, а матушку Стиляну — Шэрон, оба родились в Америке в протестантских семьях.
«В 1969 году, когда матушке было пять лет, ее родители, протестантские миссионеры, увезли ее в Колумбию, — рассказывает отец Петр. — Там она выросла среди обитателей племени коги — самого примитивного из 90 индейских племен Колумбии.
Когда мне было 13 лет, пастор, который работал с молодежью, сказал нам, чтобы мы молились о нашем будущем, дабы узнать волю Божию — чем нам дальше заниматься по жизни. Я стал молиться, и спустя несколько дней из Колумбии к ним приехала семья, которая также трудилась в миссии вместе с родителями моей будущей матушки. Они-то и рассказали, как переводят на язык коги Священное Писание.
Я подумал, а не стать ли мне в дальнейшем переводчиком? Поступил в колледж, стал изучать иностранные языки, занялся миссионерской работой в Далласе, где позже познакомился с моей будущей женой. Мы поженились и отправились в Колумбию помогать ее родителям в миссионерской работе».
В Колумбии у Джэксонов родились двое сыновей. Роберт выучил испанский и индейские языки, сам стал переводить Священное Писание с греческого на языки индейских племен.
«Когда я переводил тексты непосредственно с греческого оригинала, то заметил, что на греческом Евангелие звучит и понимается по-другому, чем на английском: замечаешь больше нюансов, постигается дополнительный смысл», — говорит отец Петр.
Чтобы лучше разобраться и точнее передать значение священных текстов, Роберт начал читать и изучать древних отцов церкви, стал интересоваться, почему на земле так много христианских деноминаций; задумываться над утверждением протестантов, что, якобы, «нет истинной церкви, и никакая церковь не обладает всей полнотой истины, а только частью ее».

«И тогда я задумался, где же истинная церковь? — продолжает отец Петр. — Заметил, что писания святых отцов полностью сообразуются со Священным Писанием; что понимание Евангелия, ощущение Бога и веры, учение святителей Василия Великого, Иоанна Златоуста, Иринея Лионского отличаются от того, чему учат западные богословы: святой Августин, например, и более поздние отцы.
На тот момент я вообще не знал о существовании Православной Церкви. Я подумал: вот мы переводим и даем индейцам Священное Писание, а что дальше? В какую церковь мы их ведем? Протестантская философия такова: вы даете людям Библию, и Бог чудесным образом делает так, что они сами, опять же чудесным образом, понимают, что делать дальше, и якобы из них самих создается церковь. Но ведь этого никогда не происходит! Тем более, что в том мире, где живут индейцы, действуют законы, не похожие на законы XXI века».
«По местной традиции, индейцы имеют по нескольку жен, — поясняет отец Петр. — Но Евангелие запрещает полигамию. Я спросил отца моей матушки: „Вот мы даем им Библию, а если они продолжат полигамные отношения, что тогда?“ — „Мы им не позволим!“ — отвечал тесть.
Но кто он? Вождь племени, чтобы говорить им, как интерпретировать Библию? Нет — он обычный миссионер. В протестантизме нет традиции иерархической власти — настоящий хаос! Людям нужно не только дать Библию, но и привести их в истинную церковь. А в какую церковь мы их ведем: в лютеранскую, баптистскую, католическую? Так я начал изучать церковную историю. Нашел книги митрополита Каллиста Уэра и из них узнал о православной церкви — той самой, к которой принадлежали ранние отцы».

Впервые в православном храме Роберт и Шэрон побывали в 1995 году в США. А по приезде в Америку сначала пошли в церковь пятидесятников, которая поддерживала их колумбийскую миссию.
«И все нам в той протестантской церкви показалось мертвым, таким неестественным и фальшивым, — вспоминает отец Петр. — У них был как раз праздник Пятидесятницы, но служба не была праздничной, нам она казалась скучной — все была так обыденно, как в обычный день.
А на православный праздник Святой Троицы мы попали в храм Православной Церкви в Америке в городе Миннеаполисе. Это был прекрасный день и такая радостная служба — наша первая служба в православном храме.
Служили на славянском языке, мы ничего не понимали, но стояли и плакали. И это были слезы радости: Господь дал нам второй шанс отпраздновать Святую Троицу — Пятидесятницу! В следующее воскресенье мы пошли в греческую церковь. Там служили на английском и греческом, мы уже все понимали и могли следить за ходом богослужения.
Мы вернулись в Колумбию с желанием принять Православие. В то время в стране была всего одна греческая церковь, но священника там не было. Мы разговорились с местными православными греками, они связались с греческим епископом в Аргентине. Спустя месяц епископ приехал и крестил всю нашу семью».
В крещении Роберт получил имя Петр, а Шэрон стала Стиляной. Петр начал писать духовным властям в США и просить, чтобы им прислали священника. Письмо передали нынешнему Первоиерарху РПЦЗ, а тогда епископу Манхеттенскому Илариону. Он благословил Петра поступить в Свято-Троицкую семинарии в Джорданвилле, а спустя три года, в 1998 году, митрополит Лавр рукоположил его в священный сан и направил служить в город Буффало штата Нью-Йорк. В 2014 году, когла в Майами потребовался священник со знанием испанского языка, отцу Петру предложили возглавить испаноязычную миссионерскую общину.

…В храм Святых Апостолов мы приехали вместе с мироточивой иконой «Умягчение злых сердец». Икону ждали. За неделю до ее приезда отец Петр перевел на испанский акафист, который перед мироточивым образом будет петь небольшой хор храма и прихожане, среди которых большинство пока неправославные.
«Самая большая трудность нашей миссии в том, что большинство приходящих в храм людей никогда не слышали о православии и большинству нелегко объяснить, в чем разница между православием и католичеством, — говорит отец Петр. — Пока большинство приходят сюда все-таки за помощью в оформлении иммиграционных документов, заходят в церковь, обращаются к Богу, но не стремятся разобраться в различиях между христианскими конфессиями. Даже большинство тех людей, которых мы крестили, а за два года это 12 человек, работают по воскресеньям и не могут регулярно посещать богослужения — приходят примерно раз в три месяца. Зато каждое воскресенье приходит очень много новых людей».
Отец Петр — единственный священник православной миссии в юрисдикции Русской Зарубежной Церкви, имеющей нехарактерные для русского храма особенности. Вместе с православными здесь молятся католики. Бывает, что желающим исповедоваться католикам священник вынужден обьяснять, почему не может их исповедать и причастить, и что надо сделать для того, чтобы принять православие; когда можно прийти на катехизаторские занятия.
«Наши инославные „прихожане“ молятся, поют, прикладываются к кресту, слушают проповедь, — продолжает отец Петр. — Есть у нас даже такие люди, которые приходят каждое воскресенье, знают все богослужение и понимают, что не могут причащаться. По воскресной литургии мы собираемся на традиционную трапезу, и они тоже приносят еду для всех прихожан. Они рады принимать участие в общем деле, но не все готовы быстро принять Православную веру, потому что эти люди очень привязаны к традициям семьим и нарушить их им морально очень сложно. И мы их не торопим».
По будням отец Петр, как и большинство духовенства Русской Зарубежной Церкви, работает — в иммиграционной офисе, расположенном на территории храма. Каждый день с утра прямо в приемной, где ждут своей очереди посетители, он служит молебен, благословляет и молится о тех, кто пришел решить свои иммиграционные дела.
Город Майами эти люди называют «столицей Латинской Америки». Обустраиваясь в Майами, они общаются со своими родственниками из других латиноамериканских стран, и влияние их на внешний мир, в том числе и религиозное, на самом деле больше, чем это кажется на первый взгляд.
«Есть среди наших православных прихожан люди, которые со временем перезжают в другие штаты страны и спрашивают меня, в какую церковь им лучше там ходить, — рассказывает отец Петр. — Майами и наша миссия — прекрасное место, где мы имеем возможность служить Богу и людям. На это Господь и поставил нас сюда».
«У нас очень удобное церковное здание, рядом — крупный иммиграционых офис и благотворительный фонд, которые помогают содержать большое здание миссии и небольшой пока постоянный приход», — добавляет матушка Стиляна.

Православная академия «у кокосового ручья»
Один проект фонда — единственная православная общеобразовательная школа в штате Флорида — Paideia Classical Academy — уже реализован, и реализован очень усешно. Благодаря усилиям молодой женщины — д-ру Паолы Веббер — по матери гватемалке, по отцу — украинки, жене американского немца и матери семерых детей.
Идея создания столь необычной для Америки школы принадлежит покойному отцу Паолы — епископу бывшего Александрийского Экзархата Петру (Букавину), почившему в 2010 году. «Мой отец был приверженцем служения, родоначальником которого был святитель Василий Великий — помощи другим путем создания больниц, клиник, школ, других благотворительных учреждения, и через них приведения людей ко Христу, — рассказывает Паола. — Более 30 лет назад наш фонд в Майами начал собирать деньги на открытие православной школы». В начале 2012 года классическая академия «Педея» официально открыла свои двери.
Д-р Веббер объясняет, что «классическое образование воспитывает ум, тело и душу учащихся». Именно такое образование получили Три Святителя, великомученица Екатерина и другие великие святые. Модель эта отличается от реформированной модели образования, которая используется в американских государственных школах, которые, по мнению д-ра Веббер, не учат детей критически думать, решать проблемы, где душа ребенка не получает воспитания.
Цель школы, по словам ее основательницы и директора, — развитие детского ума через классическое образование, тела — через чистую жизнь, органическое питание, физические упраждения, классические танцы, и души — через православную веру.
Девизом школы стали слова из Послания к ефесянам св. апостола Павла: «воспитывайте их [детей] в учении и наставлении Господнем» (Ефес. 6:4). Именно в этом послании — в оригинале — апостол в значении союза образования и воспитания употребляет греческое слово «paideia». Так и здесь, главным в учебно-воспитательном процессе является воспитание в учениках добродетелей, любви к прекрасному, направление на творение добрых дел.
Школа была устроена в городе Коконат-Крик, что в 35 милях от Майами, и принимает в свои стены детей — от совсем малышей до десятикласников — разных национальностей, в том числе русских, и разного социального происхождения. Если два года назад православных детей в школе было 25%, то сегодня — уже пятьдесят, а остальные — представители других христианских конфессий. Учителя — православные сербы, румыны, греки, американцы, молдаване, украинцы, американцы кубинского и немецкого происхождения, испанцы.
«Преподавание в нашей школе ведется на английском языке, — продолжает Паола. — Как в любом классическом учебном заведении, наши ученики изучают три иностранных языка: греческий, латинский и испанский. Начинают малыши с испанского, в детском саду приступают к изучению греческого, а в третьем классе школы начинают учить латинский. Классические языки открывают им путь к другим языкам, а позже и к разным профессиям: инжерному делу, медицине, юриспруденции, различным творческим занитиям».
После занятий дети занимаются бальными танцами, спортом, музыкой. На орудованной школьной территории в 10 акров есть детская площадка, огород, где выращивают органические овощи, устроен питомник для бабочек, где вам обязательно расскажут о том, что у города Коконат-Крик есть и второе, неофициальное название — «город бабочек».
Раз в неделю дети молятся за литургией, которую совершает настоятель храма свят. Луки и преподаватель школы священник Димитрий Ромео. Если большие праздники выдаются на будние дни — в храме также служится литургия, помолиться за которой собираются православные прихожане из пригородов Майами.
Отец Димитрий — итальянец, выросший в Канаде. Православие он принял в 2007 году во Флориде, там же, спустя три года, начал свое диаконское служение в одном из старейших русских православных храмов — Владимирском — в Майами. Спустя 3 года, уже в сане священника, приехал служить в храме при классической школе в Коконат-Крик.
«Начинался наш приход с нескольких прихожан, а сейчас число их достигло уже 45-ти, — говорит о. Димитрий. — Богослужения проводятся в русской традиции в основном на английском языке с добавлением испанских, румынских, славянских возгласов и песнопений, в зависимости от состава тех, кто пришел помолиться. В течение недели специально для наших учеников служится и молебен святителю Луке».
Храм, освященный в имя святителя Луки Крымского, единственный в США, названный в честь этого святого. Изначально территория, на которой был устроен школьный комплекс, носила имя апостола и евангелиста Луки. Новые хозяева решили сохранить молитвенный покров апостола для своей школы, и вскоре получили благословение митрополита Илариона освятить школьный храм в честь святителя Луки, названного в честь апостола Луки. Теперь у школы два покроителя, и оба — врачи.
С каждым годом число учеников в школе растет, и в следующем учебном году достигнет 75-ти. Это будет уже полноценная 12-классная общебразовательная школа, из которой учащиеся смогут поступать непосредственно в высшие учебные заведения. И школа в полной мере продолжит следовать заветам апостола Павла «воспитывать детей, наставляя их по заповелям Божиим».

* *


«Это только начало, — считает матушка Стиляна. — Майами — город с большим потенциалом, большими возможностями, стратегический город для миссионерской деятельности в латиноамериканском регионе, результат которой мы увидим позже».

Татьяна ВЕСЕЛКИНА (текст и фото)
Майами — Коконат-Крик


1 comment