Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Возраст — это состояние души!

Можно ли оставаться молодым душой, когда тебе уже далеко за… 90?! Многие жители Сергиева Посада, перешагнувшие этот солидный рубеж, своим примером показывают, что возраст по паспорту — это всего лишь ничего не значащие цифры. И в 90, и даже в 100 можно сохранять жизнелюбие, оптимизм, добрый нрав и отличное чувство юмора.

Героини моего материала как раз из таких «безнадежных оптимистов». Знакомьтесь — Валентина Пугачева и Агриппина Перебоева.

Валентина Пугачева
Худенькая и маленькая, похожая на серенького воробушка, бабушка, не спеша идет по коридору, опираясь на специальные ходунки. Взглянет на встречного снизу вверх и неизменно улыбнется каждому, при этом ее красивые добрые глаза за толстыми линзами превратятся на мгновение в узкие щелочки. «Доброе утро, дорогая моя. Как вы?» — спрашивает она. «Вот и я хорошо, не жалуюсь», — отвечает в свою очередь на приветствие и потихоньку идет дальше. А иногда открывает специальный тайничок в своих ходунках и достает русские конфеты: «Угощайтесь, пожалуйста». И ты не отказываешься, боясь обидеть, а потом долго благодаришь ее, старательно подбирая слова — кажется, что с ней можно говорить только каким-то особым «высоким» языком, ведь и она сама вся какая-то особенная, утонченная, интеллигентная.
Здесь, в Сергиевом Посаде, Валентину Федотовну Пугачеву знают и уважают все. Вроде и ничем особым не примечательная, она пользуется неизменным авторитетом и в кругу своих соседей, и среди сотрудников РБО: так скажет тихим, но твердым голосом, что все прислушаются, согласятся. Чувствуется, что и в своей семье она всегда была лидером. Валентина рассказала, что замуж она вышла уже не молоденькой девочкой, а далеко за тридцать. А познакомилась с будущим супругом в отделении полиции, куда пришла оформлять паспорт. Он сразу заприметил ее, да и она выделила из толпы приятного молодого человека. Позднее они встретились на одном из мероприятий и уже не расставались.
О себе Валя много рассказывать не любит, говорит, что ничего выдающегося в жизни не совершила, все как у всех. Родилась в Харбине, в 3 года осталась без мамы, ее воспитывала мачеха. Много лет работала учительницей, преподавая русский язык китайцам. Вслед за родителями, уже будучи замужней женщиной, иммигрировала в Австралию.
Здесь воспитала двух дочерей, а сейчас взрослыми стали и любимые внук и внучка. Кстати, одна из дочек пошла по стопам мамы и стала учительницей, и внучка вслед за ними выбрала профессию педагога. Сама Валентина, приехав в Австралию, по специальности не работала, долгие годы помогая мужу с магазином деликатесов, который ему удалось открыть в Сиднее.
А еще много лет она отдала волонтерской деятельности: лепила пельмени при церкви в Кройдоне, помогала ухаживать за пожилыми в РБО. Когда не стало мужа, Валентина Федотовна как могла сама справлялась с домашними делами и до 90 лет жила одна. Конечно, дочки помогали всегда, но женщина не хотела быть никому обузой. Поэтому, перешагнув 90-летний рубеж, она приняла решение переехать жить в Сергиев Посад и ни разу не пожалела о этом.

Агриппина Перебоева
Трое детей, восемь внуков, девятнадцать правнуков у Агриппины Васильевны Перебоевой, и недавно во Франции появился на свет первый праправнук. А сколько еще родных племянников и племянниц разбрелось-разлетелось по всему свету — не сосчитать. Ведь у родителей Агриппины было семеро детей: шесть дочерей и один сын. Жили они в России, в маленьком забайкальском городе Борзя, недалеко от китайской границы. После революции бежали в Китай, где и осели на долгие годы.
В Борзе отец Агриппины работал водовозом, а в Китае вплотную взялся за животноводство и добился большого успеха. Семья занималась разведением элитной породы коров и производством масла, удалось даже открыть свой маслозавод. Но потом китайское правительство конфисковало всю собственность, выдав документ, что после того, как страна встанет на ноги, с хозяевами будет произведен расчет. Так семья лишилась всего имущества.
К тому времени Агриппина уже вышла замуж и родила троих детей. В Австралию перебрались в 1962 году. Также сюда переехали ее сестры (за исключением двоих, вернувшихся в СССР на целину) и любимый брат. Агриппина Васильевна всю жизнь, до пенсии, проработала швеей.
С английским не заладилось — ведь общалась в основном с родными сестрами и русскими друзьями из Китая. Может быть, во многом благодаря нежеланию бабушки осваивать английский ее внуки хорошо говорят по-русски, и даже несколько правнуков выучили русский язык, чтобы иметь возможность поговорить с прабабушкой.
Они любили навещать ее, ведь в ее доме всегда было уютно и вкусно пахло свежей выпечкой — по словам сына Юрия, еще и в 93 года мама легко могла испечь такой сложный торт как микадо. Готовить она очень любила, голодным от Агриппины Васильевны не уходил никто.
Юрий рассказывает, что после смерти папы мама еще долго жила в своем доме самостоятельно, легко справляясь со всеми домашними делами.
Лишь 6 лет назад они с супругой переехали к ней, но даже постоянный присмотр не спас пожилую женщину от нескольких неудачных падений, в результате которых она дважды ломала бедро. Однако благодаря железной воле и крепкому здоровью каждый раз снова вставала на ноги.
Только недавно снова упала, в очередной раз сломала ногу и ходить уже не смогла. Вот тогда и было принято решение о переезде в Русское Благотворительное Общество, где провели свои последние дни почти все ее сестры и брат.
Кстати, все они прожили больше 90 лет, а Агриппина Васильевна вообще бьет семейные рекорды долгожительства — в июне ей исполнится 98! «Мама у нас крепкий орешек, посмотрите — почти нет седых волос, а я в свои 70 уже весь седой», — смеется сын.
Я смотрю на Агриппину Васильевну, на ее аккуратно уложенные каштановые волосы, на удивительно молодые, почти без морщинок, руки, на добрую и открытую улыбку и думаю о том, что природа щедро наделила эту женщину запасом жизненных сил и невероятной твердостью духа, благодаря которым и в таком преклонном возрасте ей удается сохранять оптимизм и волю к жизни.
 


Ваш комментарий