Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Алексей Ильюкевич и Эдди Бронсон: «Хорошая песня — самый лучший подарок»

Дорогие друзья, накануне Международного женского дня 8-ое марта сиднейские музыканты Алексей Ильюкевич, Эдди Бронсон и Леонид Бешлей выпустили свой новый альбом «Эра ностальгии. Золотая русская классика». В него вошли известные и многими любимые ретро-хиты прошлого столетия. Презентация альбома состоится 6-го марта и будет отличным подарком мамам, бабушкам и всем любителям музыки той прекрасной поры. Сегодня гости нашей редакции, Алексей Ильюкевич и Эдди Бронсон, рассказывают о своём новом проекте.

Жанна Алифанова: Алексей, я не сомневаюсь, что ваше имя знакомо многим. Вы часто выступаете в Сергиевом Посаде в Кабраматте, Русском Клубе в Стратфилде, принимаете участие в благотворительных концертах. Ваша жизнь всегда была связана с музыкой?

Алексей Ильюкевич: Да. Я родился в 1963 году в Алма-Ате, в Казахстане. Когда мне исполнилось 8 лет, я пошёл учиться в музыкальную школу. Закончил ёё по классу аккордеона. А потом как-то так получилось… Это как раз было время, когда появились гитары, пошли ансамбли — «Битлз» (The Beatles), «Дип пёрпл» (Deep Purple), «Лед Зеппелин» (Led Zeppelin) — и вот мы с ребятами, как и все, загорелись. И в 8-ом классе у нас сформировался музыкальный коллектив.

Те есть вы тоже попали под веяние моды?
Это даже не веяние. Это как будто что-то прорвало внезапно. Потому что когда я занимался в музыкальной школе, такого тяготения к музыке не было. Там просто играли, учили программу, сдавали экзамены. И, в основном, хорошие оценки на экзаменах мне ставили за то, что я мог подбирать музыку. Не из-за того, что я что-то выучил и хорошо сыграл, а за то, что когда я приходил на урок, я играл то, что звучало на радио. Учителя этому поражались и прощали мне невыученные гаммы. А когда мы создали свой коллектив, мы слушали всех — и советские ансамбли, и зарубежные группы — пели и играли на всех танцах и прочих разных мероприятиях.

И именно тогда вы решили стать профессиональным музыкантом?

Мой папа хотел, чтобы я пошёл в техническое училище, потом в политехнический институт. В общем, он меня видел в этой сфере деятельности. Но у меня всегда было тяготение к музыке. И я поступил работать в «Отделение музыкальных ансамблей». Такие отделения были во всём Советском Союзе: у нас в Алма-Ате оно называлось «Алма-Атинское отделение», в Москве это было «Московское отделение» и так далее. Это был центральный орган, который распределял музыкальные коллективы по ресторанам города. То есть на протяжении своей деятельности ты переходил из одного ресторана в другой, что давало возможность играть со многими музыкантами. Благодаря постоянным конкурсам, тому, что ты постоянно должен был подтверждать свою квалификацию, ты двигался вперёд и развивался как музыкант. О дальнейшем музыкальном образовании я как-то не думал. Я играл на бас-гитаре, пел, работа была шикарная, мне всё нравилось, всё было прекрасно. Но потом нам сказали, что надо обязательно получить какой-либо сертификат. Так я поступил в музыкальное училище имени П. И. Чайковского. Это тоже в Алма-Ате. Отучился там пять лет и закончил его по классу духовых и ударных инструментов, по специальности туба, что потом очень мне пригодилось. Именно благодаря тубе я познакомился со многими духовыми музыкантами города. Я начал играть в различных оркестрах. А потом освободилось место в оркестре радио и телевидения республики Казахстан.

Это уже серьёзная должность.

Да. Это была моя давняя мечта — попасть в этот оркестр. Я всегда смотрел на их басиста, не отрывая глаз, и представлял себя на его месте. И, видимо, в подсознании это как-то сработало. Он, по каким-то своим причинам, ушёл из оркестра, на его место объявили конкурс. Я сыграл. Меня взяли. Мечта моя сбылась. И последние четыре года до отъезда в Австралию, я играл в самом престижном оркестре города с лучшими музыкантами. Мы выступали во всех крупнейших концертах и на фестивалях, плюс к этому постоянно гастролировали. Гастролировали мы с очень в то время известными артистами — Розой Рымбаевой, Нагимой Ескалиевой, Лаки Кесоглу. Вот таким был мой путь до приезда в Австралию.

А в Австралию вас каким ветром занесло?

Когда мы были на джазовом фестивале в Германии, я узнал, что наши друзья, тоже музыканты, уезжают в Австралию. И я тогда загорелся: «Как так? Почему вы уезжаете, а я остаюсь здесь?»

Тоже правильно. Уезжать так всем оркестром.

Вот именно. Я подал документы, моя музыкальная квалификация была признана. И вот я здесь уже с 1994-го года. Продолжаю заниматься музыкой, потому что любовь к музыке живёт в моём сердце всегда.

Алексей, здесь, в Сиднее, вы тоже продолжаете играть с очень престижными коллективами. Вы и в духовом оркестре играете, если я не ошибаюсь.

После приезда в Австралию, я начинал играть с рок-ансамблями, но как-то мне это не очень понравилось. Я быстро понял, что это не моё. А потом мне повезло — я узнал о конкурсе в ансамбль армии. Шесть лет работал в армейском коллективе «UNSW Regiment Band» и уволился в запас в 2002 году.

На чём вы там играли?

Я играл на бас-гитаре и на тубе. В это же время я работал в оркестре Леонида Бергера. Достаточно долго. Также давал концерты в Русском Клубе. Сейчас я играю в австралийском ансамбле «CSV band» и пою в ресторане «Европа». Вот такая у меня музыкальная карьера.


Ну и говоря об известных и престижных музыкантах, наверное, самое время представить ещё одного участника вашего нового проекта — Эдди Бронсона.

Да, пожалуйста. Я отвечаю на любые вопросы (смеётся).

Хотя, по большому счёту, Эдди, Вы, я думаю, в представлении не нуждаетесь. Многие Вас знают и любят, прежде всего, пожалуй, как саксофониста группы «Месье Камамбер» (Monsieur Camembert). Помимо этого Вы играете во многих других коллективах…

В двух словах можно сказать так — это у нас такой философский подход — настоящий музыкант должен уметь играть со всеми. Когда угодно, где угодно, с кем угодно и что угодно.

И в любой тональности…

Да. Это высокий очень уровень. Его тяжело достичь. И мы знаем, что мы никогда этого не добьёмся, но стремиться продолжаем. Скажу несколько слов о компакт-диске, который мы представим 6-го марта в Джанго Баре. Песни были выбраны по традиции те, которые уже много лет знакомы слушателям в России и за рубежом.

И поэтому свой альбом вы назвали «Эра ностальгии. Золотая русская классика»?

Да. Но, несмотря на то, что их все знают, подошло время их как-то обновить. Что будет нового? Звучит молодой голос певца. Мы, я и Леонид, ему помогаем инструментально.

Давайте, кстати, поговорим об инструментах. И о Леониде Бешлее, поскольку он не смог к нам сегодня присоединиться.

Вживую звучат бас-гитара, аккордеон, саксофон — тенор и сопрано. И ещё несколько инструментов мы наложили для более насыщенного звучания, благо работа в студии позволяет добиться такого эффекта. В этой пластинке проявляется характер каждой песни. Это песни, которые имеют очень ярко выраженный русский музыкальный колорит. И в эту музыку, естественно, вложено много энергии — все эти песни в быстром темпе, весёлые, заводные. Они звучат легко, но добиться этого не так-то просто. Сделать это можно только угадав музыкальным правильным вкусом решение, как их исполнить. И они были исполнены в самом лучшем стиле. Почему мы говорим «обновить»? Эти песни звучат более современно по сравнению с тем, когда они были записаны много лет назад в оригинале. Тогда просто не было таких технических возможностей.

Я хочу добавить, что раньше певцам, которые исполняли эти песни, тому же Петру Лещенко, тому же Никитскому, всегда аккомпанировали большие оркестры. А мы хотели сыграть ту же самую музыку, но втроём. И, несмотря на то, что заняты только три инструмента и голос, всё это звучит очень насыщенно.

Кроме того, они заряжены энергией, которую мы вложили. А про Лёню и его игру на аккордеоне и сопрано-саксофоне, что я могу сказать? Он высочайший профессионал. К сожалению, у него не так много официально вышедших записей, так что приходите послушать его живьём. Я уверяю, что всем любителям аккордеона и баяна очень понравится его игра. А я очень скромно выполнял свою роль, старался играть мелодично, и как гласит поговорка: «хороший музыкант тот, который не мешает». Вот я и старался вписываться и не мешать (смеётся).

Алексей, ну и как? Эдди справился? Не мешал?

Я должен сказать, что Эдди был главным вдохновителем, который подтолкнул к идее записать этот альбом. Эти песни мне нравились всегда, я их выбрал, потому что они несут положительный заряд, где бы ты их ни слушал, сразу хочется танцевать. Я долго вынашивал эту идею в голове, один год, второй год, но как-то всё не хватало времени серьёзно этим заняться. Но вот с лёгкой руки и благодаря Эдди, этот компакт-диск вышел в свет. Мы специально приурочили его презентацию к 8-му марта. Потому что хорошая песня — это самый лучший подарок. И мы будем счастливы и рады петь для всех мам, бабушек, жён, сестёр и подруг.

В этот альбом вошли пятнадцать песен. Алексей, а какая самая любимая?

Это очень трудно выбрать. Сегодня одна больше нравится, завтра другая. Все песни разные. Там есть и цыганские песни, и русские песни, они все хорошие — «У самовара», «Казачка», «Всё, что было». Нет, одну не могу выбрать (смеётся).

Да, все эти песни очень заводные, весёлые и задорные. Я вас от всей души поздравляю. Выход нового альбома — это всегда событие. И желаю вам дальнейших творческих успехов и новых танцевальных мелодий. Не сомневаюсь, что вы подарите хорошее настроение всем, кто придёт на презентацию компакт-диска «Эра ностальгии. Золотая русская классика».

Очень хорошее пожелание. Большое спасибо. Мы, несомненно, постараемся.


Презентация альбома «Эра ностальгии. Золотая русская классика» состоится в воскресенье, 6-го марта, в Django Bar по адресу: 19 Marrickville Rd, Marrickville (Django Bar расположен этажом ниже музыкальной гостиной Камелот Camelot Lounge).

Двери открыты с 18.30. Начало программы в 19.30.
Билеты стоят $20 и $15 (для студентов и пенсионеров) плюс оплата за бронирование).
Заказ билетов: www.stickytickets.com.au/34454
Билеты можно будет приобрести у входа, если останутся в наличии.
Справки по телефону 0416 109 291.


Ваш комментарий