Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Звонок

Уже много лет в нашем доме иногда раздаётся телефонный звонок, который не адресован нам. Подняв трубку, я слышу пожилой голос, задающий вопрос: «Магда, это ты?», а порой предложение повествовательное: «Магда, послушай, что я тебе расскажу». Несколько раз я просто отвечала, что ошиблись номером. Но за несколько лет (хоть звонки и редкие), я стала узнавать этот голос.

Я узнала бы его, даже если бы она не начинала каждый раз свою фразу с имени Магда. Услышав, что она ошиблась номером, она почти всегда перезванивает тут же, вздыхает: «Неужели я опять ошиблась?» и кладёт трубку. Несколько раз я пыталась вместе с ней проверить цифры набираемого ею номера телефона. Цифры оказывались правильными. Этот телефонный номер принадлежит нам уже более двадцати лет, и странно, что кто-то может звонить по этому номеру не нам. Долго продолжать разговор она никогда не хочет. Иногда в трубке раздастся шелест её глубокого и грустного вздоха. Иногда скажет: «Как жаль», и вешает трубку…

В этом году австралийская суета перед рождественскими праздниками как-то особенно утомляла. Невероятно жаркая для декабря погода усугубляла усталость, а, скорее всего, даже была её причиной. Последний рабочий день перед католическим Рождеством выдался тяжёлым. Придя домой, я предвкушала вечерний отдых, тем более, дети и муж где-то занимались своими делами, в доме стояла тишина.

Перед закатом солнца, сулящим возможную прохладу вечера, раздался обычный телефонный звонок. Я подняла трубку и услышала на каком-то славянском языке рождественские колядки. Голос показался знакомым. Допев, женщина спросила на английском языке: «Магда, ты ещё помнишь эту песню?» У меня дрогнуло всё внутри.

Я ведь давно поняла, что звонившая пожилая женщина имеет какую-то степень возрастной потери памяти. Я догадалась, что недосягаемая для неё Магда скрылась где-то на земных просторах. Или уже на небесных. Но этот незнакомый телефонный абонент любит Магду, скучает по ней. У них общие детские воспоминания, общая молодость. Фразы «А помнишь, как мы ужинали у твоей бабушки?», «Вспомни, какое у меня было чудесное подвенечное платье…» говорили об их общем тёплом прошлом, о светлых и грустных воспоминаниях.
Допев колядки на своём родном языке, невидимая исполнительница спросила: «Это опять не Магда?» Услышав мой отрицательный ответ, помолчав, добавила: «Но Христос нас всех соединит, правда?», — и повесила трубку.

Наверное, это было одно из лучших поздравлений в моей жизни.


3 comments