Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Русский Нью-Йорк: Вы поедете на бал?

В Нью-Йорке, в гостинице «Пьер» на 5-й авеню, прошел ежегодный Дворянский бал. «Традиции нашего бала уходят к последнему Дворянскому балу, - сказал на открытии президент Русского дворянского собрания в США д-р Кирилл Гиацинтов, 12 лет занимающий этот пост. – То, как проходили балы в Санкт-Петербурге, мы стараемся воплотить в Нью-Йорке, продолжая традиции русского дворянства, традиции благотворительности, направляя вырученные средства на помощь нуждающимся русским людям во всем мире».

Последний дворянский бал прошел в Санкт-Петербурге в 1913 году. Потом были годы Гражданской войны, октябрьский переворот. Многие титулованные особы оказались вдали от Родины. Кому-то казалось, что на чужбине они – ненадолго. Но шли годы, мечты о возвращении становились все более туманными. Когда-то гости в Новом Свете – дворяне отслужили в американской армии, получили образование, обзавелись семьями.

В Нью-Йорке многие из приехавших поселились в западной части Верхнего Манхеттена, кто-то обосновался на Истсайд, в пригородах мегаполиса и в близлежащем Нью-Джерси. Несмотря на титулы, трудились поначалу на тяжелых работах, но сохранили силу духа, чувство собственного достоинства, трудолюбие, верность, скромность, не растеряли радости и легкости в общении. Даже в стесненных обстоятельствах они поддерживали друг друга, создавали клубы, устраивали концерты и вечеринки.

Молодежь собиралась и при храмах, учили русский язык, вместе отмечали церковные праздники – особенно Пасху и Рождество. Многие дворяне жертвовали на постройку храмов, сами преподавали в русских церковных школах, приглашали хороших учителей по литературе, истории России, ставили театральные постановки - старались не потеряться в чужой стране, не утратить свои корни, по возможности помогать друг другу.

В 1933 году в Нью-Йорке представители белой эмиграции, большинство из которых имели титулы, решили организовать дворянское собрание. У истоков его стояли князья Сергей Оболенский и Алексей Щербатов, Юрий Дворжицкий, Василий Вадковский, а первым его президентом стал князь Сергей Оболенский. Среди тех, кто в первые годы поддерживал дворянское собрание, была Вел. княгиня Мария Павловна, князь Павел Чавчавадзе – потомок последнего короля Грузии - с супругой, князья Сергей и Григорий Трубецкие с супругами, многочисленное семейство Оболенских, граф и графиня Шуваловы, князь Николай Кантакузен, граф и графиня де Берг, а позже, в 1950-е, Ее Высочество княжна Вера Константиновна, княгиня Ольга Вяземская, князь Сергей Белосельский-Белозерский со своей американской супругой Флоренс (Светланой), Сергей Семененко, пожертвовавший Синоду Русской Зарубежной Церкви исторический особняк в Верхней части Манхеттена, где он располагается и поныне.

Многие из молодых русских титулованных особ, осевших с США, со временем удачно женились и потому имели возможность помогать соотечественникам, храмам, историческим и образовательным проектам, старикам, детям в США и по всему миру.

Князь Сергей Константинович Белосельский-Белозерский, благодаря которому в 1950-е годы Синод Зарубежной Церкви получил свое первое здание на Вест-Сайд в Манхеттене, последний прямой потомок по мужской линии рода Рюриковичей, основатель Русско-американского союза защиты и помощи русским проживающим вне СССР, открывал дома для престарелых, помогал устраиваться эмигрантам в Северной Америке и Австралии. С 1953 по 1960 годы князь возглавлял дворянское собрание в Америке.  В своем доме на Вест 86-й улице он устраивал приемы, обеды, собрания русского высшего общества.

На пересечении 86-й улицы и Риверсайд драйв князь приобрел большое здание для русского культурного центра – “Дома свободной России”, в котором расположились клубы русских моряков и русских инженеров, союзы “Первопроходников”, “Корпусников” и “Галлиполийцев”, музей русского казачества, редакция русского эмигрантского журнала “Наши вести”, а также великолепный бальный зал, где устраивались балы, свадьбы, банкеты.

После Второй мировой войны русское сообщество в США пополнилось эмигрантами из Германии, Франции, Сербии, Китая. Жизнь забурлила. Создавались молодежные и профессиональные организации, школы и клубы, дамские комитеты и детские лагеря. По воспоминаниям эмигрантов второй – теперь уже самой старшей - волны, 1950-1970-е годы в русском Нью-Йорке были самими активными. Именно тогда дворянское собрание стало помогать не только эмигрантам «первой волны» и их потомкам, но и ДиПи - перемещенным лицам, а позже и всем, пострадавшим от коммунистического режима в странах Центральной и Восточной Европы. Сбор средств шел как на больших балах, так и на небольших мероприятиях, организованных с целью конкретной помощи определенному делу или группе людей.

Начало русским балам в Нью-Йорке положили, еще незадолго до официального образования дворянского собрания, вечеринки Thé Dansant, в переводе с французского – «чай и танцы».

«Это не был дворянский бал, как мы его сегодня знаем, или как известный бал «Петрушка», а просто бал русской общественности, - вспоминает князь Владимир Кириллович Голицын. - Все было более чем скромно. Недавно я нашел в своем архиве билет на один из таких балов с программой: ужин, танцы - и все это стоило 4,5 доллара».

«Вечеринки устраивались по воскресеньям в «чайное» время – с 5 до 9 вечера, - продолжает княгиня Татьяна Владимировна Голицына. – Эти веселые вечера пользовались большим успехом. Они не столь обязывали в плане внешнего вида, как более поздние – дворянские балы - с обязательным для дам длинным платьем. Проходили они в отелях «Валдорф-Астория», клубе «Метрополитан» и собирали много молодых русских эмигрантов».

Вдали от родины для первой волны русской эмиграции и их подраставших детей балы стали одной из привычных форм благотворительной деятельности и средством выжить на чужой земле, ведь главной задачей дворянского собрания в Америке всегда было не только сохранение дворянских родов, но и помощь друг другу и соотечественникам по всему миру.

«Среди популярных среди дворян балов был Белый бал, который устраивали в отеле St. Regis, - продолжает княгиня Голицына. - Но самым большим был Кадетский бал, на который собиралось до 1200 человек вне зависимости от того, “кто в какую церковь ходил”. Это был, может быть, не такой шикарный бал, но уютный, дружеский, веселый и с хорошей программой. Именно на этом балу состоялось представление многочисленной русской публике в Нью-Йорке Вилли Токарева и Гарри Новака и их первые выступления.

Кадеты в то время были сильной организацией. Бал продолжался много лет, пока одни кадеты ни ушли в мир иной, а другие в силу возраста уже не могли сами устраивать и ездить на бал. Продолжать традицию было некому. Новоприехавшие не понимали цели и миссии бала. Они не могли понять, кто эти старики и что им нужно, и преследовали свои цели. Элегантность и достоинство кадетов потерялись - и балы прекратились. Недолго продолжались и ежегодные балы инженеров и моряков».

Каждый год в Нью-Йорке проходил и «Международный бал дебютанток», на котором девушек из хороших семей представляли аристократическому обществу. В ориентированном на богатых американцев бале принимали участие и русские. Среди организаторов его была графиня Татьяна Бобринская, которая позже сыграет одну из главных ролей в организации и первого Дворянского бала.

А сама идея провести бал возникла в 1978 году из-за... необходимости содержать штаб-квартиру  дворянского собрания, располагавшуюся на перекрестке 50-й улицы и 1-й авеню. Именно там находился архив и библиотека дворянского собрания. Сейчас огромное бесценное собрание книг и архивных документов, хранившихся в штаб-квартире, передано в центр русского зарубежья - Свято-Троицкий монастырь в Джорданвилле. А тогда князья Алексей Щербатов и Вачнадзе, Сергей Сергеевич Зилоти пришли к графине Татьяне Николаевне Бобринской и предложили устраивать ежегодные Дворянские балы – чтобы и поправить финансовое положение штаб-квартиры, и заработать больше денег для помощи нуждающимся. Идея была принята с энтузиазмом. За воплощение ее взялись княгиня Сильвия Оболенская, граф и графиня Бобринские, Ирина Дворжицкая Сан-Филиппо - многолетний секретарь дворянского собрания. Первый бал прошел в Pierre Hotel в 1979 году – в том самом, где и нынешний – 36-й бал.

Обладатели изысканного вкуса, организаторы выбрали один из самых роскошных отелей Нью-Йорка, смотрящий на Центральный парк. Здесь останавливалась легендарная Коко Шанель и семейство Кеннеди, частыми гостями были члены королевских семей.

Первый бал российского дворянства в Америке был шикарным и элегантным - с ужином и прекрасным оркестром. Среди гостей были и царские особы, и представители известных дворянских фамилий, как и на нынешнем балу можно было встретить Романовых, Гагариных, Голицыных, Оболенских, Апраксиных, Воронцовых-Дашковых...

В великолепных залах «Пьера» и поныне царит особая атмосфера: внутренний аристократизм, благородная элегантность, тонкий вкус. Сначала танцуют солисты известного в Нью-Йорке народного ансамбля «Барыня», потом под музыку оркестра Алекса Доннера - сами гости. Вы помните описание бала из «Войны и мира» Толстого? Тогда вы легко можете представить вихрь русского вальса в центре американского мегаполиса. Обязательные длинные бальные платья и черные фраки, знаки отличия и фамильные драгоценности смотрятся здесь совершенно естественно. Смокинги и бальные платья не обязательно иметь в собственном гардеробе: их можно взять напрокат. Некоторые так и поступают, ведь балов русское дворянство в течение года в Нью-Йорке проводит несколько: в феврале – бал “Петрушка”, в мае – Весенний дворянский, в октябре – Осенний бал организации российских юных разведчиков (ОРЮР).

Последние три десятилетия стали временем активной иммиграции в Америку из России и стран ближнего зарубежья. Новые эмигранты, конечно, не являются членами дворянского собрания, но в благотворительных балах участие принимают. Тем не менее, список приглашенных на бал, не в последнюю очередь, определяется социальным происхождением и профессиональной состоятельностью.

На дворянском балу всегда много молодежи. Объясняется это отчасти тем, что для детей и внуков старой эмиграции ежегодные балы - это возможность найти себе жениха или невесту из своей среды.

Во время Дворянского бала традиционно имеет место и аукцион, на котором свои эксклюзивные вещи представляют известные актеры, дизайнеры ювелирных изделий, писатели и художники с русскими корнями. Все мероприятия дворянского собрания проводятся исключительно волонтерами, и все полученные от проведения бала средства идут на благотворительные программы: помощь образовательным, культурным и религиозным организациям, медико-реабилитационным центрам, домам престарелых. В этом состоит главное его отличие от нынешних дворянских балов в России, главная цель которых, как правило, заключается в возрождении дворянства как класса и развлечения.

«Когда в конце 1990-х нас пригласили в Россию на один из первых дворянских балов, мы были восхищены прекрасной программой, выступлениями, - рассказывает княгиня Татьяна Голицына, - гости были великолепно одеты, но тот смысл, который мы изначально вкладываем в эти балы, оказался потерянным. Я наивно полагала, что бал будет благотворительным, но так и не поняла, какой смысл, кроме развлечения, вкладывали в это мероприятие его организаторы».

В первые годы собранные на Дворянском балу средства шли на помощь пожилым русским эмигрантам во всем мире, как правило, к праздникам Рождества и Пасхи. Всегда в поле зрения дворянское собрание держало православные храмы и монастыри в США, дома для престарелых, летние детские лагеря, научные учреждения и конкретных ученых.  Среди них - скаутский лагерь ОРЮР, духовная Св. Германовская семинария на Аляске, дом престарелых в «Ново-Дивеево», онкоцентр МД Андерсона в Техасе, «Новый журнал» в Нью-Йорке, библиотека и музей Св. Троицкого монастыря – в Джорданвилле. В основу переданной монастырю библиотеки легло собрание книг князя Алексея Щербатова, который при жизни возглавлял дворянское собрание в США и был уникальным знатоком истории России и ее дворянства. Значительную долю пожертвований дворянское собрание и сегодня направляет российским больницам и детским домам. Поддерживало оно финансово и программу «Russian Gift of Life», направленную на спасение детей из бывшего СССР, нуждающихся в операции на открытом сердце, и приют св. царевича Димитрия в Москве, специализированный детский дом № 4 и Центр реабилитации «Фортуна» в Санкт-Петербурге.

Испокон веков служение родине и понятие России было для дворянства делом конкретным. И бал в вихре многоликого Нью-Йорка – для них это ведь тоже служение отечеству. Это взаимовыручка. Это память об истории своего рода и истории России. И, конечно, возможность заявить современному миру о непроходящем внутреннем достоинстве и продемонстрировать элегантность.

Фото к статье - автора Татьяны Веселкиной


Ваш комментарий