Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Тимка

Пару лет назад исчез у нас редакционный кот Рыжик. Убежал на улицу однажды, и не вернулся. Он, вообще-то, не был очень домашним, все время бегал во дворе, или выходил за ворота, садился и ждал, когда очередной прохожий погладит его по спинке и можно будет нежно так заурчать в ответ…

Мы поискали его везде, пострадали, Оля поплакала. Кот-то был замечательный, чистюля. Но что поделаешь. Когда мы искали Рыжика, то узнали у соседей, что кот к ним постоянно прибегал в обед подкрепиться. А взгляд у него был такой, что последнюю булочку отдашь. Нам он о дружбе с соседями не рассказывал, поэтому получал полную порцию кошачьей еды и у нас тоже. Раньше, когда в редакцию звонил настойчивый читатель и просил прислать журналиста разобраться с безобразиями департамента по жилью, мы отвечали, что сегодня у нас свободен только кот Рыжик. - Присылать?- говорили мы, и вопрос отпадал сам собой. Теперь в редакции образовалась пустующая тишина.

Друзья предлагали другого Рыжика купить, чтобы редакция вновь ожила. Говорили – единственное лекарство от любви – новая любовь. Но мы не соглашались. В редакционной суете прошло больше года. Я стал замечать, что рабочее кресло немного сжалось в размере. И хотя я еще сравнительно легко умещался, ручки кресла уже цепляли карманы брюк. Ясно, что надо было что-то делать. Соседний бассейн в Эппинге спасал на летнее время, но зимой заставить себя лезть в воду - сил не было. Кто-то подсказал, собака – ваше спасение.

Оказалось, что выбор собаки – дело серьезное. Оля просмотрела на Интернете десятки пород, были опрошены все знакомые. С одной стороны, нам хотелось выбрать такую породу, которая даст нам возможность пожить спокойно, рассматривался, например, французский бульдог или дружелюбный лабрадор, а с другой стороны, мы понимали, что цель покупки собаки – заставить нас больше двигаться.

С этой, не имеющей однозначного решения дилеммой, мы и отправились на ежегодную выставку собак в западносиднейском районе Эрскин парк. Выставка еще больше привела нас в смятение разнообразием пород и целевым предназначением собак. Мне понравилась черная с белыми пятнами бордер колли, напомнившая доброго и веселого пса, который провожал меня когда-то каждый день на автобус в заснеженном Быково, тридцать лет назад. Оказалось, что бордер колли хоть и похожа на дворняжку, на самом деле умная, служебная собака, и для дома её заводить нельзя, так как она предназначена для работы на ферме. Методично изучая записи о собаках, мы выяснили, что все они имеют какие-то особенности, которые так или иначе не подходят для нашего случая. Тогда я понял, что пора прекращать читать, как заметил Грибоедов  - «горе  от ума», и решил, поддавшись на очаровательный взгляд щенка на фотографии и рекомендации нашей знакомой, остановиться на спрингер спаниеле. Не большая и не маленькая, как раз, решили мы.

Когда двухмесячный щенок впервые оказался у нас дома, мы поняли, что собаки, которых мы видели на выставке, вели себя иначе, они слушали хозяина.  «Это же породистый щенок, -сказала Оля, - его будет легко приучить выполнять команды». Наш Тимка, как мы его назвали, кусался, грыз все, что попадало на зуб, писал через пять минут на газеты на полу. Ковры пришлось скатать и убрать. Наши комнаты стали выглядеть, как после стихийного бедствия. Щенок изгрыз в клочья все картонные коробки, вся обувь лежала на столе или на подоконниках. На второй день, когда я вернулся с почты, это была самая низкая точка наших отношений с Тимкой. Оля сказала: «Его нужно отвезти назад, он меня не слушает, кусает, он дикий». Тут пришлось вновь открыть интернет. Статья о воспитании щенков начиналась обнадеживающей фразой – «Наберитесь терпения». В трудную минуту, как всегда, помогли друзья, которые уже прошли эту стадию. «Сожмите ему зубы сбоку рукой, чтобы он завизжал и почувствовал боль, - сказали опытные люди. - Выглядит жестоко, но это вам поможет».  Действительно помогло, правда, всего на десять минут, но это был первый успех. Дальше дело пошло на поправку. Мы поняли, что можем контролировать до определенной степени кусачие инстинкты песика. Через четыре недели Тимка уже научился выполнять команду «Ко мне», «Сидеть»  и «Дай лапу», ожидая вкусной подачки. Конечно, по-прежнему он не может пройти мимо тапочек, но кто из нас без недостатков, утешаем себя мы. Зато когда он гоняет по двору пластмассовый горшок для цветов, а набегавшись, ляжет рядом, положив голову тебе на ноги, ты готов простить не только тапочки.

Кто бы еще мог меня заставить вскочить затемно, отправившись с псом на прогулку по нашему району. Мы выяснили, что рядом с нами, оказывается, есть парк, узнали, в каких домах вокруг живут другие собаки, где больше всего набросано аппетитно пахнущих бумажных пакетов от Макдональдса и много других полезных вещей. Да и в редакции теперь нет мертвой тишины. Если кто-то позвонит с просьбой прислать корреспондента, пожаловаться на жизнь, как было в случае с Рыжиком, нам есть что ответить. А главное, я заметил, что я меньше сижу у компьютера, больше двигаюсь, и  рабочее кресло вновь приняло свои обычные размеры.


2 comments