Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Русские художники приглашают на выставку «Искусство для всех»

В пятницу 25 октября в Сиднее открывается арт-шоу «Искусство для всех» (Art for Everyone) – выставка, которая предоставляет возможность любителям искусства собраться вместе в дружеской творческой атмосфере. Это культурное событие призвано способствовать как дальнейшему росту и продвижению всех направлений изобразительного искусства, так и привлечению к ним общественного интереса, осведомлённости и создание новой волны художников, коллекционеров и любителей искусства. Сегодня гости редакции – наши соотечественницы, замечательные, безгранично талантливые художницы – Елена Дюмин, Лена Косенко и Татьяна Хитько. Я попросила их подробнее рассказать о предстоящей выставке-ярмарке и о том, как они пришли в изобразительное искусство.

 

Жанна Алифанова: Что представляет собой «Австралийское Арт-шоу»? Это ежегодное мероприятие?

Лена Косенко: Да, выставка проходит каждый год в Сиднее и Мельбурне.  Мы принимаем в ней участие практически с начала её существования.

Елена Дюмин: Там мы и познакомились.  Это было в Сиднее. В Мельбурн я стала выезжать сравнительно недавно. А Лена Косенко уже три раза вывозила туда свои работы.  А в последний раз мы вместе Мельбурне выставлялась.  Рядышком.

ЛК: Мы так и планировали, на самом деле. Чтобы присмотреть друг за другом, помочь друг другу с перевозом картин. Да и в гостинице жили в соседних номерах. Так что все четыре дня было весело.

 

ЖА: Татьяна, а Вы, я знаю, принимали участие в подобной выставке в Новой Зеландии.

Татьяна Хитько:  В 2000-ом году мы эмигрировали в Зеландию. Я с семьёй десять лет жила в Велингтоне.  В этом городе аналогичные выставки организовывались с 2004-го года. И с этого момента я каждый год езжу в Велингтон специально для участия в New Zealand Art Show.

 

ЖА: Ну раз уж у нас прозвучало слово эмиграция, расскажите немного о себе. Откуда вы приехали? Как давно? Я думаю, нашим читателям будет интересно.

ТХ:  Мы родом из Украины. Из родного Киева 13 лет назад мы переехали в Новую Зеландию, в Велингтон. А в Австралии мы с 2010-го года. Сначала жили в Канберре, а около года назад перебрались  в Сидней.

ЕД: Я родом из Сибири. В 1997-ом я уехала в Израиль, прожила там восемь лет, и вот с 2005-го года живу здесь, в Сиднее.

ЛК: А я вот совсем недавно отметила девять лет пребывания в Австралии. Я из Харькова. А рисовать начала через два года после приезда в Сидней. 

 

ЖА: Правда? А я думала, что это ещё со школьной скамьи детское увлечение…

ОК: Да-да. Это детское. Просто по стечению обстоятельств я сначала занималась дизайном интерьеров. А образование у меня художественное. То есть это было юношеское увлечение. А здесь оно получило развитие.

 

ЖА:  Тогда давайте вернёмся к истокам вашего творчества. Вы все обучались изобразительному искусству ещё в бывшем Советском Союзе. А как вы выбираете темы? Какое направление у каждой из вас преобладает? Вот Лена Косенко, например, я знаю, любит рисовать «летучие голландцы», лодки, паруса….

ЛК: Я с уверенностью могу сказать, что моё творчество – это постоянный поиск. Почему корабли? Вот такое странное стечение обстоятельств. Когда я только переехала сюда, мы жили возле воды, в окружении всей это красоты, но я никогда не рисовала корабли. А буквально год назад я слушала оперу «Летучий Голландец», и как-то бессознательно этот корабль появился в моих зарисовках. Я всегда делаю зарисовки перед тем, как приступаю к большим работам. А потом от этой темы сюжет начал развиваться. Мне очень нравится трансформация, метаморфоза. Мне нравится помещать объекты в какие-то непривычные для них условия.

 

ЖА:  Артефакт своего рода?

ЛК: Да-да-да. Недавно мы ездили на Украину, домой в Харьков. У моей мамы есть замечательная книга про Аральское море. Ты видишь эту огромную-огромную пустыню и понимаешь, что там когда-то было море. Эти корабли рядом с верблюдами… Это всё настолько необычно и реалистично… В творчестве иногда даже и не знаешь, откуда появляется та или иная темя. А когда начинаешь анализировать, связывать, то всегда находится какая-то ниточка. А вообще все мои работы очень графические. Больше всего я люблю рисовать карандашом. Обожаю сочетание карандаша и акварели, потому что это позволяет придать цвет, а потом работать с тоном. Сейчас, кстати, я немного ушла от темы кораблей и плавно перешла в серию с бумагой. Мне интересен процесс трансформации – как из обыденного плоского объекта, который у каждого под рукой, при прикосновении руки человека, появляется что-то необыкновенное.

 

ЖА: Помните, как в детстве мы все складывали из тетрадных листов пароходики, самолётики?

ЛК: Может, это оттуда и идёт. Потому что все ходили в газетных шляпах…

ЕД: Халтурили в этих газетных шляпах…

ЛК: Абсолютно точно. Это оригами было с нами всё наше детство. Мне нравится преломление света и тени, как это всё играет, как это можно показать в пространстве. И сейчас я делаю новую серию с оригами, но я их уже помещаю не в плоский мир, а в реальные сюжеты. Что из этого получится, как эта серия разовьётся, я пока не знаю.

 

ЖА: Ну а теперь давайте послушаем Елену Дюмин. Лена, вы рисуете практически всё – и натюрморты, и пейзажи, и фигуративный стиль занимает в вашем творчестве важное место. А что вам больше всего нравится? Что ближе?

ЕД: Всё же сейчас, на данной стадии работы, ближе, пожалуй, люди. Особенно, женщины. Я бы назвала этот стиль романтический сюрреализм. В нём присутствуют женские персонажи, женские образы. Художник же вообще является посредником между окружающей средой и зрителем. И как я сама, женщина, воспринимаю эту жизнь, этот мир, эту среду, эти предметы, красоту, цвет, вот так я и передаю.

 

ЖА: То есть вы всё пропускаете через свою собственную призму.

ЕД: Абсолютно. Конечно. Это всё субъективно. Это моё воображение, моё отношение к чему-либо. Я не трактую этот мир, скажем, очень правдиво и реалистично. Мне хочется, чтобы каждый зритель сам весь этот сюрреализм переварил и сам себе объяснил, что это для него самого означает. То есть опять же это всё субъективно для каждого человека.

 

ЖА: Вот Лена Косенко только что призналась, что больше всего любит работать карандашом. А вы что предпочитаете?  

ЕД: Вы знаете, я полностью поддерживаю Лену Косенко. Изначально, ещё в Омске, я работала над офортом. Это одна из графических техник, очень сложная. И карандаш. Это, конечно, любимый инструмент. Сейчас, правда, я чаще всего работаю в цвете акриловыми красками. Иногда работаю акварелью. Меня вдохновляют работы Густава Климта. Очень много декоративности в его творчестве, персонажи, та же тема любви, женщины. И мне очень импонируют его декоративные приёмы. На грядущей выставке я буду выставлять огромного размера работу – два на два метра. Она у меня состоит из четырех частей. А уже на месте эти части собираются и превратятся в один большой холст.

 

ЖА: Татьяна, а в вашем творчестве какие темы преобладают?

 ТХ: У меня тоже присутствует разнообразие – есть и натюрморты, и пейзажи, и люди. Но, знаете, сейчас я смотрю на свои работы и чувствую, что моё детское увлечение карикатурой берёт верх. Я помню, когда я была ребёнком, у нас дома была книга карикатур Бидструпа. Я тогда ещё мало что понимала, не умела писать, я не могла рисовать - мне было года 4-5. Но это книжка, буквально врезалась в мою память. Я помню все эти персонажи. Я переживала за них в душе, за то, что с ними происходило, я чуть ли не плакала над ними. И, видимо, эта книжка оставила такой глубокий след, что карикатура стала моей сильной стороной в школе. В художественной школе учителя закрывали глаза, когда я на занятиях рисовала карикатуры вместо того, что нам задавали. Они не обижались. Не обижались и одноклассники, которых я рисовала.

 

ЖА: То есть для вас вот так запросто набросать дружеский шарж ничего не стоит, да?

ТХ: Я обожаю это делать! Просто обожаю! После художественной школы я закончила архитектурный институт. А потом как-то закрутилось – семья, дети. И буквально до переезда в Новую Зеландию, двадцать лет я не рисовала. Может, это и хорошо. За это время можно было всё забыть и начать что-то новое. Нельзя, , конечно, сказать, что я уж совсем ничего не рисовала. За это время я закончила курсы декоративной подлаковой живописи в Киеве. На этих курсах нам было отведено несколько часов для рисования матрёшек. Вот уж чем я меньше всего интересовалась, так это матрёшками! И что вы думаете? У меня пошло! Пошло, потому что там была возможность порисовать мои карикатуры. Я почувствовала, что на матрёшках можно поупражняться – в трёхмерном пространстве ты изображаешь человека, идею.

 

ЖА: А вы изображали какие-то конкретные персонажи? Горбачёва, например, Путина….

ТХ: Мы могли придумывать, что хотели. Мне было интересно придумывать развивающиеся идеи. Например, « Три грации» – три матрёшки и смешные музыканты. Они должны стоять под определённым углом. Я могла их повернуть в пространстве. И получался танец. Много всяких необычных идей прошло.  Единственное, мне неинтересно было повторяться. А перед тем как уехать в Зеландию, я продала все свои заготовки – уж никак не думала, что они мне здесь могут понадобиться. В Зеландии я познакомилась с замечательной женщиной. У неё был свой сувенирный магазин, и она мне подала идею делать персонализированные семейные матрёшки. Я встречалась с кем-то из членов семьи, получала семейные фотографии, мне рассказывали про этих людей. Из всего полученного материала я воспроизводила определённый образ. Естественно, все эти матрёшки были уникальны, так же как и каждая семья. У меня до сих пор есть заготовки, и я с удовольствием могу выполнить заказ. Если вы придёте на выставку , я покажу вам фотографии, расскажу подробнее, как это всё делается, и вы сможете заказать такой уникальный подарок для любого праздника. Очень часто я получаю заказы от англоязычных людей с русскими корнями. Но вернусь к рисованию. В общем-то, я рисую всё. Но везде присутствует человек.  Человек, конечно, карикатурный немножко. Я этому очень симпатизирую. Это может быть в пейзаже один мужичок с собачкой. И всё настроение этого человечка передаётся через пейзаж. А поскольку зелёный – это мой любимый цвет, то естественно получается зелёный пейзаж, зелёный человек, зелёная собачка.  Просто разные оттенки зелёного.

 

ЖА: У каждой из вас на выставке будет свой персональный стенд, правильно?

ОК: Да. Мой – F20.

ЕД: Я точно не помню свой, но я буду, как всегда по соседству с Леной. По-моему, F18.

ТХ: А мой стенд - C4A. Но нас и по именам можно будет найти.

ЕД: Приходите, мы будем очень рады вас видеть. Открытие будет в пятницу с 17.00 до 21.00. Вход бесплатный. Приводите своих деток, внуков.  Я, кстати, веду занятия в детской художественной школе. Программа моя соответствует программе русской художественной школы. Это то, что я знаю, то, чему я сама училась, то, что я на протяжении четырнадцати лет преподавала в Университете. Я принимаю детей с пяти лет, а дальше возраст не ограничен. Ко мне и взрослые приходят заниматься. Детей надо приобщать к искусству. Мои ученики обещали прийти в полном составе. Я их проведу по выставке, я познакомлю их и со своими работами, и покажу им работы других художников, смогу всё объяснить. 

 

 

Дорогие читатели, как гласит старая добрая русская пословица, а в отношении картин она особенно верна - «Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать».  Выставка Australian Artshow открывается в пятницу 25-го октября и продлится до воскресенья 27-го октября в Hordern Pavilion, Entertainment Quarter, Moore Park, Sydney.  У вас будет возможность не только познакомиться с творчеством интересных художников, но и приобрести понравившиеся вам работы. Все подробности на сайте www.australianartshow.com.au

А вот персональные сайты наших художниц:

 

Елена Дюмин: www.dyuminart.com

Лена Косенко: www.hkosenko.com

Татьяна Хитько: www.tetyanasarts.co.nz

 

 До встречи на выставке!


2 comments