Russian newspaper in Australia
Русская газета в Австралии. Издаётся с 1950 года

Удивительный человек

В Сиднее живёт удивительный человек. Её знают от Москвы до Нью-Йорка, толстые русские журналы печатают её стихи и воспоминания, англоязычные издательства выпустили уже три сборника её стихов, а если вам посчастливится полистать её семейный альбом, то там вы увидите фотографии Александра Вертинского, Лариссы Андерсен, Валерия Перелешина...

Правда, вы вряд ли об этом догадаетесь, встреть вы Нору Крук случайно: она скромна и изысканно вежлива, в ней нет ни тени высокомерия или ощущения собственной значимости. Наверное, даже люди, бывшие у неё в гостях, прежде всего, знают Нору как радушную хозяйку уютного дома и большую мастерицу вкусно накормить. А также как очаровательную женщину, яркую, весёлую и восхитительную в свои 92 года.

С другой стороны, люди, знающие Нору только по её стихам, поражаются: как случилось, что этот человек столь великолепно владеет русским языком — ведь автор никогда не жил в России? Конечно, в Австралии такие восклицания вызвали бы улыбку: здесь ещё жива связь с Русским Китаем. Недавно русское зарубежье потеряло замечательного поэта, «музу русского Китая» Лариссу Николаевну Андерсен. «Последний лепесток с восточной ветви русской эмиграции отлетел» — сообщили в те грустные дни новости «Русского клуба в Шанхае». Но фраза была поэтическим преувеличением: в Австралии ещё живут люди, принадлежавшие к этой ветви. И именно отъезд Норы из Китая стал вехой, послужил заключительной точкой в этой главе истории. «Конец литературной жизни Китая — 1949 год, возникновение красного Китая, закрытие последних периодических русских журналов. 1956-й — отъезд последних русских из Китая, остались единицы. 1975-й — последняя русская поэтесса Нора Крук, родившаяся в Харбине в 1920-м, уехала из Гонконга в Австралию» — рассказал московской «Литературной газете» известный издатель и литературовед Е. Витковский в 2001 году. И добавил: «Атлантида утонула».
Нора Крук в КитаеНора и Ларисса
Но отблески «затонувшего материка» остались: я держу в руках чуть пожелтевшее фото, где молодые Ларисса Андерсен и Нора Крук весело отплясывают на лужайке этой самой Атлантиды. Или вот среди шумной компании за столом — Александр Вертинский, Ефим Крук, его жена Нора… А на другом изображении рядом с Норой — худой человек в больших очках. Это — поэт Валерий Перелешин, которого волны эмиграции, в конце концов, вынесли на берега Бразилии.

Уже много написано о поэзии восточной ветви зарубежья; в антологии «Русская поэзия Китая» (2001) стихи Валерия Перелешина, Лариссы Андерсен, Норы Крук объединили своих авторов спустя много лет после их разлуки. Но не менее чем литературный дар этих людей, поражает их способность по-настоящему дружить, ценить и любить друг друга. До самых последних дней Лариссы Николаевны две подруги, встретившиеся на Китайской земле, Ларисса и Нора, переписывались, перезванивались и даже навещали друг друга. Хотя с их расставания прошло столько лет и, как писала Ларисса Андерсен, «так всех нас разметало по белому свету». Столь же тесную дружбу сохранила Нора и с Валерием Перелешиным.
Нора с Валерием ПерелешинымЕфим Крук, Ларисса и Нора
Открывая новую главу жизни Норы, вновь изумляюсь её неутомимой созидательности и оптимизму. Потеряв «русский Китай», русскоязычное окружение, Нора не отчаялась, а «изобрела себя заново». Она стала признанным англоязычным поэтом. «Пусть даже» («Even though»), первая книга стихов Норы на английском языке, вышла в Гонконге в 1975 году. Переехав в на пятый континент, Нора получила австралийскую литературную премию Джин Стоун (Jean Stone) и премию Общества Женщин-Писателей (Society of Women Writers). В 2004 году австралийское издательство «IP» публикует вторую книгу Норы, «Кожа для уюта» («Skin for comfort»). И, наконец, в прошлом году, сбежав из больницы на полдня, с переломом руки Нора блестяще провела презентацию своей третьей книги, «Отогревая суть» («Warming the core of things»), о чём газета «Единение» писала в июле 2011 года (http://www.unification.com.au/articles/read/1030).

Тем временем, интерес к русской поэзии зарубежья возродился, да и в самой Австралии возникли новые литературные объединения, стали проходить поэтические фестивали и встречи. Словом, появилось то, что так нужно поэту: творческая среда. И русские стихи Норы снова нашли своего читателя и слушателя. Её поэтические подборки сейчас публикуются в журналах и газетах Москвы, Санкт-Петербурга, Нью-Йорка, а журнал «Австралийская мозаика» в прошлом году посвятил большую часть номера творчеству и удивительной судьбе Норы Крук. Нора прошла через несколько стран и эпох, но вот что восхитительно: она впитала всё самое лучшее, при этом не «застряв» ни в одной из них. Никогда от неё не услышишь сетований о том, что «где то, когда-то» всё было лучше, а сейчас… Нора постоянно движется дальше и смотрит вперёд, а если и обращает взгляд в прошлое, то чтобы проанализировать события, предстающие в новом свете после долгих лет — и чтобы поделиться с нами воспоминаниями об интересных людях, с которыми ей довелось общаться. Так из глубин её памяти к нам возвращаются осколки той самой «затонувшей Атлантиды». Ларисса Андерсен, Нора и Ефим Крук
С Александром Вертинским
В этом месяце Норе исполняется 92 года. Она очаровательна, полна сил, планов и творческой энергии. «Наташа, а я вот ещё один стишок написала, хотите послушать?» — почти неизменно раздаётся весёлый голос в телефонной трубке во время наших с ней разговоров. И я ужасно рада каждому звонку и встрече с этим солнечным человеком.

Не слишком ли часто мы, по праву горюя об ушедших, не замечаем тех, кто рядом с нами? Поэтому, от лица всех, кто знает и любит Нору, в этот день хочется сказать: Нора, дорогая, с Днём Рождения! И — ещё многая-многая лета!


6 comments